«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Видео Канал сайта "Путь Правды"
Молитва покаяния
Карта посещений
Мы в соц. сетях
Три сна церкви

Елеон — это не обязательно елейное состояние духа, на Елеоне человек может встретиться и с другой неожиданной ситуацией. Как ни странно, но именно Елеон оказывается тем единственным местом, где любая, в том числе и самая заста­релая проблема, благодаря Иисусу Христу становится очевид­ной. Приходя на Елеон, люди зачастую встречаются именно с проблемами, которые всплывают, как грязь, после того как со­суд начинают наполнять чистой водой. Причина здесь в том, что Господь сначала желает избавить нас от прежних ошибок, чтобы потом освобожденными направить нас на путь правды. Ученики Христа, которых Он взял с Собой в ночь Своего аре­ста на молитву в Гефсиманский сад, находившийся на склонах Елеонской горы, являются для нас ярким примером этого. Как бы то ни было, в этих событиях я вижу пророческое указание на те проблемы, в которые погрузилась современная Церковь. Вот как этот момент описывает евангелист Марк: «Пришли в се­ление, называемое Гефсимания; и Он сказал ученикам Своим: по­сидите здесь, пока Я помолюсь. И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь, и бодрствуйте. И, отошед немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, мино­вал Его час сей; и говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. И, опять ото­шед, молился, сказав то же слово. И возвратившись, опять на­шел их спящими: ибо глаза у них отяжелели; и они не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы все ещё спите и почиваете? Кончено, пришел час; вот, предается Сын Че­ловеческий в руки грешников» (Мк. 14:32–41).

Иисус говорит: «бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение», тем не менее ученики не смогли справиться со сном и уснули. Три раза приходил Христос и будил их, но глаза у них отяжелели, и они вновь засыпали. Заснув, они перестали бодрствовать, что неминуемо, как и предсказывал Спаситель, привело их к искушению, в результате которого они бежали, предавали, боялись и не понимали что происходит. Слово Бо­жье говорит, что уже через несколько минут после того, как пришел Иуда с солдатами, «…все ученики, оставивши Его, бе­жали» (Мф. 26:56). Находясь в апогее своего искушения, они рассыпались по сторонам, забыв обо всем, что говорил им Иисус. Не было никого, кто бы был в состоянии защитить Христа, и уж тем более не было никакого единства, каждым ру­ководили обычные человеческие чувства страха и непонима­ния. Все прошло лишь тогда, когда Дух Святой, сойдя на них, крестил их огнем, и они пошли, каждый зная, что делает.

Бодрствует ли сейчас Церковь? Если бы бодрствовала, то, наверно, Слово Божье не предупреждало бы нас о коварстве и трудностях последних дней, ставя под сомнение даже на­личие веры: «...Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18:8). А если это так, и мы спим, то, по словам Христа, нам никак не избежать искушения, как это случилось с Его учениками на Елеонской горе. Но как человеку мож­но определить, находится ли он в искушении или нет? И как определить, в искушении ли наша собственная церковь или нет? Для ответа мы снова обратимся к эпизоду, который опи­сывает то, что случилось с учениками в Гефсиманском саду, где Иисус не один, а целых три раза будил их. Эти три сна уче­ников являются прообразом трех снов Церкви, в которых при­бывает она сейчас. Разобравшись в причинах сна, мы сможем понять пути выхода к правде, которой должен следовать духов­ный Сион, чтобы спастись.

Итак, почему спали ученики? Если причиной была ночь, то вполне понятно, почему глаза их отяжелели. Но чем же тог­да они отличаются от простых людей, которые не переживали того, что переживали ученики, находясь со Христом и участвуя в столь волнующих событиях последних дней? В том-то и осо­бенность учеников Христа, что они должны бодрствовать, ког­да вокруг тьма, и все остальные спят, потому что идут на поводу у плоти, которая не в силах бодрствовать в такое время. «Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать; ибо все вы — сыны света и сыны дня: мы — не сыны ночи, ни тьмы. Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться. Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью. Мы же, бу­дучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (1 Фес. 5:4–8). Мне кажется, ученики не заснули бы, если бы не утомление, которое тяжелым грузом событий навалилось на них в эти последние дни, и не удруча­ющее ожидание грядущих событий, предсказанных Христом. Усталость и печаль — это главная и вполне объяснимая причи­на их изнеможения в конце напряженного дня, поэтому они и не могли справиться со сном. «Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали» (Лк. 22:45).

Всего несколько дней назад они входили в Иерусалим, и их приветствовала ликующая толпа, которая вознесла их на пик популярности; совсем недавно Иисус выгонял всех продающих и покупающих в храме и вступал в открытую конфронтацию с фарисеями, прямо обличая этих людей, что крайне осложняло их положение; на протяжении всего этого времени их мысли не покидали слова Иисуса о Его скорой смерти, что с каждым днем все больше опечаливало их сердце; буквально несколько часов назад втайне они принимали вечерю, где Господь говорил им весьма необычные вещи, которые не мог постичь их разум, не обновленный Духом Святым. Интенсивность событий, фи­зическая усталость, печаль и хорошо ощутимая напряженность вокруг Христа нарастали с каждым часом, и ученики, будучи вовлечены во все это, не выдержали, отключившись в самый ответственный момент. Однако Иисус не обещал им, что будет легко, Он многократно предупреждал их о трудностях и необ­ходимости бодрствования. И даже более, Он три раза будил их в последнюю ночь, но они снова и снова засыпали, невольно причисляя себя к прочим сынам ночи. Потеряв бодрость и уснув, они в результате впали в искушение и оказались духовно неготовы к развернувшимся в ночь ареста событиям. По при­чине охватившего их искушения ученики стали воспринимать происходящее и реагировать на него по плоти, ибо не смогли вовремя облечься в духовное оружие, о котором говорит нам Слово Божье: броню веры и любви, а также шлем спасения, ко­торые могли получить от Бога, лишь трезвясь в молитве. «Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (1 Фес. 5:8).

Итак, мы выяснили, что сон, который приводит к иску­шению, наступает вследствие печали и усталости, которая становится особо чувствительной в темное время суток, когда глаза и так смыкаются. Подобным же образом накопившаяся усталость и печаль современных учеников Христа усугубляет­ся тьмой нашего последнего времени. Но откуда могла взяться печаль в церкви в наше время? Да все оттуда же — удручающее ожидание грядущих событий, предсказанных в Библии. Од­нако мы не люди этого мира, чтобы нам страшиться прибли­жающихся событий. Так же как и ученики, которые боялись потерять воплощенного Христа, не понимая, что их ждут со­вершенно иные отношения с Богом, так и многие из нас боятся потерять видимое, к чему они уже привыкли, не доверяя таким образом грядущему Богу и Его обещанию — взять нас с Собой. Это вызывает неправильную печаль и томление Божьего наро­да, что лишает его необходимой силы, твердости, мира и ра­дости. В сердце входит ложное беспокойство, которым умело манипулирует дьявол.

По какой же тогда причине могла устать наша современ­ная Церковь? Поскольку существуют три таких состояния, как вера, любовь и надежда, облекаясь в которые, мы можем в бодром и трезвом здравии противостоять тьме, значит, существу­ют и три противоположных состояния, которые могут похи­тить и подавить эти три необходимых и спасительных для нас состояния. Если им это удастся, то у нас не хватит сил, чтобы выстоять ночь, которая уже приближается к концу, то есть к тому моменту, когда за нами придет Христос (что и является основной целью дьявола). Эти три противоположных состоя­ния и есть три причины усталости, которые вызывают сон, и как вы, наверно, уже догадались, именно они образно показа­ны в трех снах учеников Христа. Причины, на которые указал мне Господь, на первый взгляд, плохо связаны с целью атаки лукавого — верой, любовью и надеждой, но при ближайшем рассмотрении становится видно все коварство придуманно­го способа усыпления и подавления в нас этих спасительных качеств. В этом и заключается самая хитрая уловка сатаны, а именно: не отвергать, но угасить, исподволь лишив челове­ка настоящего смысла веры, любви и надежды, подменив это суррогатом веры, иллюзией любви и обесцененной надеждой. Профанация — это центральная ось, вокруг которой выстроил свою тактику лукавый, именно она и вызывает основную при­чину усталости. В том и заключается искушение, что человек думает, что он это имеет, а на самом деле это оказывается ми­стификацией. Естественно, это пустое действие не может про­извести никакой положительной работы и принести духовного восполнения от Бога, что неминуемо влечет за собой усталость и сон. Иными словами, «смиряясь», человек как бы привы­кает к своему нереализованному и неудовлетворенному ду­ховному состоянию, и это делает его застывшим по отноше­нию к всегда движущейся правде. Некоторые из этих причин мы уже рассматривали, некоторые же нуждаются в большем пояснении.

1. Итак, какая причина лишает человека истинной веры? Разные обстоятельства приводят человека, а вместе с ним и Церковь к потере истинной веры. Однако что бы мы ни пыта­лись увидеть в причинах этого явления, всегда над ними будет восседать первопричина, которую можно назвать заблуждени­ем. Цель заблуждения — украсть не только веру, но и радость и мир, которые являются плодами Духа Святого и результатом нашего движения в правильном направлении. Судите сами: когда человек бредет в дремучем лесу в поисках выхода, свя­то веря, что он идёт правильно, а выхода все нет и нет и раз­решения ситуации не наступает, но есть лишь тьма и бурелом, то постепенно начинает накапливаться усталость, а вера для идущего таким путем с каждым шагом все больше и больше превращается в бессмыслицу. Заблуждение порождает отрав­ленный суррогат веры. Человек все так же старается верить, но при этом его путь, который теоретически должен вести его к правильной цели, на самом деле ведет не туда. Оттого про­блема заключается не в том, что больше нет выхода, а в том, что с определенного момента он заблудился и ушел не по тому пути, думая, что идёт правильно. А так называемая непреклон­ная «вера» не позволяла ему согласиться с тем, что он давно уже идёт не правильно. Увы но такое происходит даже тогда, когда людям на это указывает Сам Бог. Заблудившийся чело­век тратит несоизмеримо больше сил, чем тот, кто идёт по пути правды, во-первых, потому, что не может получить поддержки от Бога, во-вторых, потому, что ему не дано увидеть результата, которого он ожидает, что очень сильно огорчает. Безусловно, находятся и такие, которые просто разочаровываются в вере, но чаще всего это приводит к усталости и сну от бессмыслен­ного блуждания, поскольку лишает человека живого пережи­вания веры и Вышнего источника сил.

«Итак вы, возлюбленные, будучи предварены о сем, береги­тесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не от­пасть от своего утверждения» (2 Пет. 3:17). Наша вера предпо­лагает не только уверенность в невидимом, но и осуществле­ние ожидаемого при наличии сердечного мира от исполнения правды. «Отпасть от своего утверждения» значит забыть то, на чем подлинно должна быть утверждена наша вера, как мы гово­рили в главе «Два основания веры». Безусловно, лучший выход в данном случае — это победа над тем, что пытается перекрыть нам поворот на правильный путь. Не прятать голову в песок и не отмахиваться от проблемы, прикрывая свою неспособность решить ее, не продолжать отстаивать застывшие догмы из-за религиозного страха, но попытаться вырваться из плена сна, как это делает всякий человек, встающий рано утром, когда одерживает верх над искушением остаться в теплой и прият­ной постели.

Теперь о корнях самого заблуждения. Несмотря на то, что это достаточно серьезная проблема, нам не придется долго и усиленно разбираться в подоплеке ее появления. Дело в том, что мы ранее уже поднимали этот вопрос в главе «Пророк об­манутого сердца». Поэтому если вспомнить то, о чём мы говорили выше, у нас без труда получится разобраться в том, что Сло­во Божье, сообщая о подлинном ко­рне заблуждения, в качестве причины этого заблуждения указывает нам на обманутое сердце закабаленной души человека: «Он гоняется за пылью; обманутое сердце ввело его в заблуждение, и он не мо­жет освободить души своей и сказать: „не обман ли в правой руке моей?“» (Ис. 44:20). Как мы понимаем, обманутое сердце спо­собно серьезно покалечить не только жизнь самого человека, но и жизни всех окружающих его людей. Человек с обманутым сердцем не может проснуться и освободиться от духовной дре­моты, чтобы признать свой обман, к которому он привык, и в который ему легче верить. В итоге старая история с обманутым сердцем находит ещё одно подтверждение, когда мы заговари­ваем о причинах заблуждения.

Сейчас на основании всего предыдущего материала мы мо­жем глубже определить причины предъявляемых Самим Богом обви­нений вождям Божьего народа за заблуждение их паствы: «И вожди сего народа введут его в заблуждение, и водимые ими погибнут» (Ис. 9:16). Если в их руках находится духовная власть над паствой, значит, в их власти как пресечь любую попытку разложения церкви, так и позволить дьяволу ввести и их самих и их паству в заблуждение. Прийти такое заблуждение может либо от самого пастора, начавшего по причине обманутого сердца продуцировать свои собственные заблуждения, либо со стороны, что, впрочем, одинаково, потому что и в том, и в дру­гом случае лидер поддается искушению своего собственного сердца. О чем-то подобном говорит и апостол Петр, когда об­ращает свое слово к тем, кто не просто заблуждается, но и ста­новится распространителем подобных заблуждений в церкви: «Оставивши прямой путь, они заблудились... Это — безводные источники, облака и мглы, гонимые бурею: им приготовлен мрак вечной тьмы. Ибо, произнося надутое пустословие, они уловля­ют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб. Ибо, если, избегши скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познавши, возвратиться назад от преданной им святой заповеди. Но с ними случается по вер­ной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи» (2 Пет. 2:15,17–22). Почему Петр так категоричен и суров по отношению к этим людям? Если прочитать всю главу, то мы найдем в ней ещё более серьезные обличения, которые, скорее, подходили бы последнему греш­нику, а не лидеру церкви. Однако, исходя из слов Петра, этот человек когда-то познал самое прекрасное, что можно было познать от Бога, — путь правды, но из-за так и неисправленно­го сердца возвратился назад, как пес на свою блевотину.

Обратите внимание: здесь речь не идёт о том, что этот че­ловек вышел из Церкви или стал отрицать Бога, нет, он все так же продолжает находиться в Теле Христа (скорее всего, по причине своей именитости) и, не переставая влиять на него изнутри, улавливает с помощью похоти и разврата тех, кото­рые едва отстали от находящихся в заблуждении. Идет ли здесь речь только о плотской похоти и разврате? Возможно ли, что­бы в пределах Церкви творилось такое бесчинство и мерзость? Безусловно, да, если таковые факты имеются. Но не выглядит ли это слишком очевидным, чтобы такое растление именовать Церковью? Даже самый несведущий о Боге человек не назовет такое сборище развращенных людей Церковью. Для нас сейчас актуальным является вопрос о духовном разврате (духовном повороте) на путь неправды, который, если речь уж зашла об этом, предшествует любой плотской похоти и разврату.

Мы уже как-то говорили о других скрытых человеческих вожделениях, когда люди, которые имеют проблему неправды в себе, обвиняют в этом других, пытаясь изменить их и даже осмеливаясь просить об этом у Бога. Но Господь называет это дружбой с миром, потому что конец такой «дружбы» — зависть и убийства. Именно это в глазах Бога является более мерз­ким, чем даже грех закоренелого грешника, потому что такой человек исполнен лицемерия и под личиной правды и добра распространяет неправду. Мудрый Соломон не раз в своих притчах упоминал о том, что является настоящей мерзостью для Бога: «Мерзость пред Господом — коварные сердцем; но бла­гоугодны Ему непорочные в пути» (Прит. 11:20), или «Мерзость пред Господом — путь нечестивого, а идущего путем правды Он любит» (Прит. 15:9). Сколько бы мы не говорили, а главная причина, которая мешает Божьему народу и прежде его лидерам идти по пути правды в глазах Бога была и остается – лицемерие.

Заканчивая наш разговор о лидерах, не хочется оставлять его на столь пессимистичной ноте, поэтому приведу одну заме­чательную цитату из Книги пророка Исаии, где он пророчески говорит о новом Царе и о том, какие должны быть настоящие вожди у Божьего народа: «Вот, Царь будет царствовать по прав­де, и князья будут править по закону; и каждый из них будет как защита от ветра и покров от непогоды, как источники вод в сте­пи, как тень от высокой скалы в земле жаждущей» (Ис. 32:1,2). Именно такие обязанности возлагает Господь на своих лидеров: быть защитой от всякого недоброго ветра, в том числе и ветра лжеучений; быть покровом от атак сего мира и всевозможных недоброжелателей, покрывая даже согрешения упавшего чело­века; быть для всех жаждущих и алчущих источником самого Иисуса и местом успокоения, где душа смогла бы найти Божий мир и оправдание. Эти замечательные качества, отмеченные пророком, можно назвать главными приоритетами служения любого человека, чувствующего себя лидером.

Однако невозможно просто так уйти от темы заблуждения, не ответив на ещё один довольно важный вопрос. В каком виде ныне в наших церквях присутствуют заблуждения? Качествен­но и объективно ответить на поставленный вопрос нам помо­гут только два беспристрастных источника: первый — это сама Библия, где мы, начиная с Ветхого Завета можем проследить не только множество различных заблуждений, которые по­являлись у Божьего народа на протяжении всей Библейской истории, но и реакцию Самого Бога на эти заблуждения. Вто­рым источником для нас станут история Церкви и обычаи языческой религии, равно как и самого христианства, сравнивая которые, мы сможем выявить ещё более изощренные и от этого крайне неожиданные для нас примеры заблуждений церкви. Только благодаря такому анализу мы увидим, каким образом многие из закравшихся в церковь заблуждений до сих пор обитают в ней, видоизменяясь и трансформируясь с годами. Правда, не­которые из них были забыты, но лишь на время, чтобы потом в слегка отреставрированном виде быть поданными под новым харизматичным «соусом». В любом случае остается справедли­вым золотое правило, которое изрек некогда мудрый Соломон: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл. 1:9). А если так, то с хо­рошим знанием Слова Божьего и истории Церкви нам будет легче распознать эти заблуждения сейчас. Однако и здесь не все так просто.

Дело в том, что официальная история, проходившая го­дами фильтры религиозной и атеистической цензуры, сейчас находится в довольно плачевном состоянии. Она либо иска­жена, либо отчасти похоронена из-за фактов, разоблачающих всю подноготную и правду появления большинства домини­рующих христианских доктрин и учений, которые позволяют современным «волкам в овечьей шкуре» держать церковь под собственным контролем. Скажу больше, даже Библия подвер­галась и до сих пор подвергается их не слишком явным с виду, но упорным атакам, с целью незаметной ее редакции с помо­щью новых переводов, которые основаны на неких древних артефактах. Налицо вековая тенденция выхолащивания Сло­ва Божьего, когда в нем либо заменяются, либо из него изы­маются места, которые своим прямым текстом не дают сатане окончательно войти в церковь, чтобы начать открыто ей ма­нипулировать. В этом хитрая тактика сатаны, направленная на то, чтобы впоследствии, когда его кампания достигнет своего апогея, ему иметь возможность появиться на сцене и без про­блем возглавить не только всегда готовый присягнуть ему на верность мир, но и заблудившуюся и отступившую от Писания церковь. «Как сделалась блудницею верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь — убийцы» (Ис. 1:21). Нет ничего нового под солнцем, и глупо полагать, что боль­шинству, которое называет себя народом Божьим, удалось из­бежать обмана, посредством которого Валаам некогда вовлек большинство из Израильского народа в грех и сделал его в гла­зах Бога той самой блудницею, о которой сокрушается Исаия. Но все это, осмелюсь предположить, было лишь репетицией для того, чтобы в последнее время у новоявленного антихриста уже не было никаких проблем для сбора урожая уловленных душ, когда он будет приводить в действие финальную, самую масштабную часть своего коварного плана искушения.

Но слава Богу! Библия и здесь не оставляет нас без ведения о том, в чем подлинно заключается коварный план искушения дьявола, который он приготовил для Церкви. Но прежде чем от­крыть этот план, хочу довести до вас одну немаловажную деталь, без которой будет непросто понять, почему дьявол избрал именно такую стратегию по отношению к Церкви. Все мы знаем, что Го­сподь определил Своей Церкви на земле быть Его Телом (1 Кор. 15:28), причём созидающимся до определенного времени совер­шенства. «И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа со­вершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:11–13). Таким образом, мы хоть и неотъемлемая часть нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа, но все ещё находимся в своем раз­витии, то есть мы ещё не полностью стали такими, какими хо­тел бы видеть нас Господь Бог, так как не до конца покорились воле нашего Создателя. Потому и написано, что «когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15:28). В данном месте Писа­ния мы выступаем в лице Сына как Его ещё не покорившаяся часть, пребывающая на земле в виде Его Тела. Следовательно, все то, что когда-то во времена земной жизни происходило с телом Иисуса Христа, для нас сейчас должно иметь колоссаль­ное поучительное и пророческое значение, смысл которого за­ключается в следующем: находясь в Его Теле, мы как Его на­следники получаем сейчас не только ту же власть и силу, какую имел Христос, ходя в Своем теле, но и те же искушения и ис­пытания, которые проходило Его тело тогда. Преодолевая эти искушения, мы получаем в нашей жизни исполнение того же прекрасного обетования воскресения, которое получило Его тело после крестной смерти.

«Иисус, исполненный Духа Святого, возвратился от Иордана и поведен был Духом в пустыню. Там сорок дней Он был искуша­ем от диавола и ничего не ел в эти дни; а по прошествии их, на­последок взалкал. И сказал Ему диавол: если Ты Сын Божий, то вели этому камню сделаться хлебом. Иисус сказал ему в ответ: написано, что не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом Божиим. И возвед Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты покло­нишься мне, то все будет Твое. Иисус сказал ему в ответ: отойди от Меня, сатана; написано: „Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи“. И повел Его в Иерусалим, и поставил Его на крыле храма, и сказал Ему: если Ты Сын Божий, бросься отсюда вниз; ибо написано: „Ангелам Своим заповедает о Тебе сохра­нить Тебя; и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею“. Иисус сказал ему в ответ: сказано: „не искушай Господа Бога твоего“. И окончив все искушение, диавол отошел от Него до времени. И возвратился Иисус в силе духа в Галилею...» (Лк. 4:1–14).

Итак, мы видим, что речь вновь заходит об искушениях. Несомненно, Христос убедительно преодолевает все три иску­шения, на которые его провоцировал дьявол. Однако хитрость лукавого была не в том, чтобы искусить Христа, ибо он пони­мал невозможность искусить Того, Который и так владел всем миром. Весь фокус дьявола состоял в том, что то искушение, которым он искушал Христа, в действительности было предна­значено Его будущему Телу, которое должно было пройти все то же самое, что и его Глава. Однако мы вынуждены констати­ровать, что те искушения, которые тогда преодолел в настав­ление нам Христос, ныне Его Телу преодолеть не получилось. Судите сами.

Первое искушение хлебом — это искушение материальны­ми благами, которое заставляет человека отказаться от чего-то большего, чем просто снедь, богатство или жизнь в довольстве. Материальные блага и то, что с ними связано, дают лишь лож­ные надежды и эфемерную свободу, ограниченную, на самом деле, нашим эгоизмом. Нет ничего, что так приковывало бы человека к земному и лишало его настоящей христианской на­дежды и светлых помышлений о Горнем, как чувство доволь­ства от мирских благ. Как точно характеризовал это Христос, сказав: «…забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно» (Мф. 13:22). Господь считает эту проблему весьма серьезной, способной помешать стать совер­шенным даже идеальному в отношении требований заповедей человеку. Примером этому служит случай, описанный в Еван­гелии, когда ко Христу подходит человек, от юности своей со­хранивший Божьи заповеди и при этом чувствующий какой-то недостаток. «Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юно­сти моей; чего ещё недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение» (Мф. 19:20–22). Но не отказавшись от сокровищ на земле, мы не сможем по-настоящему захотеть, а значит, и возыметь сокровища и на Небесах. Христос предло­жил юноше иной стимул, который позволил бы ему следовать за Ним не просто по пути закона, но по пути правды, однако тот отвернулся, потому что земное ему было дороже. Этим вы­бором и был определен его дальнейший, может быть не пло­хой, но отнюдь не совершенный путь.

Какой же выход из этого видит Господь? Написано, что Иисус ответил: «...не хлебом одним будет жить человек, но вся­ким словом Божиим». Господь понимает, что нам нужен хлеб и даже достаток, иначе из чего нам помочь нуждающимся. Но если из всего этого исключается живое слово Божье, а это, увы, человеческая слабость и тенденция любого пресыщения, то становится тяжело сохранить себя для Царствия Небесно­го, потому что попирается путь правды как дорога к Нему. Бог перестает управлять жизнью человека посредством слова от­кровения, потому что теперь его жизнью управляют интересы личной выгоды. В свете этого слово, которое сказал Иисус, для нас становится единственно правильным направлением: жить не хлебом, но словом, исходящим Свыше, богатеть не на зем­ле, но в Боге. «Итак не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам» (Лк. 12:29–31).

Итак, учитывая очевидную глобальность этой проблемы, я бы определил ее, скорее, как вневременную и межконфес­сиональную. Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что ей страдают все без исключения деноминации Тела Христова — и старые ортодоксальные, и самые современные христианские движения. Поэтому рассмотрение этой важной проблемы, влияющей на духовное бодрствование человека, Господь выде­лил в отдельную самостоятельную причину, от которой устает и засыпает церковь. И мы обязательно разберем ее ниже, когда подойдем к третьей причине сна.

Что касается двух других искушений, то их сатана умело распределил во времени. Выглядит это следующим образом: для людей, которые придерживаются ортодоксальной ориента­ции основная работа по укоренению неправды и заблуждений, прописанных к этому времени уже в самих доктринах вероучения, была проведена дьяволом много ранее. Это произошло во времена, когда церковь, перестав быть гонимой, впустила в себя как с сильными мира сего, так и с простыми обывателя­ми их неизменившиеся воззрения. Выстояв и укрепившись в период гонений, церковь оказалась неспособной справиться с искушениями во времена перемен, когда ее сделали не толь­ко свободной, но и стали благодаря ее силе использовать как инструмент влияния и обогащения. Дьявол применил свой старый маневр Валаама: не сумев победить церковь напрямую, он решил войти в нее, возглавить и разрушить посредством власти, сделав ее официальной и главной религией империи. Таким образом, в начале четвертого столетия нашей эры в действие было введено его второе искушение: «...дам власть над всеми сими царствами и славу их...», перед которым, увы, церковь не устояла. Именно с этого момента наивный Божий народ стал пополняться людьми, целью которых был не Бог и спасение, а власть и богатство, что сулило теперь членство в этой религиозной организации. Теперь, когда ушел риск, и речь уже не шла о выборе между жизнью и Христом, стало воз­можно примкнуть к церкви и по любым другим соображениям. Сребролюбивые и властолюбивые люди, законники и чародеи получили возможность, прикрывшись мировоззрением новой доброй религии, путем незаметного вживления в нее своей философии и верований, не расставаться с привычными для них грехами и идолами. Со временем они не только оправда­лись, но даже привили свои разлагающие убеждения к учению церкви, чтобы безмятежно жить в некогда враждебной для них среде.

Такие люди имеют мало что общего с христианством, и уж тем более они не хотят иметь ничего общего со Святым Богом, не терпящим грех, потому что даже и не думали рас­ставаться со своими пристрастиями. Если раньше им не было резона присоединяться к церкви, они, наоборот, враждовали с ней из-за противоположных принципов, то теперь, когда она разрослась и стала доминирующей, они вынуждены были при­спосабливаться к ней, сменив свою маску на христианскую. Оттого вскоре в церкви стали появляться «свежие» учения и лжеоткровения, которые, на самом деле, возвращали религию к старым верованиям и идолам. Церковь постепенно тонула в мирской власти, где голос Святого Духа теперь только мешал, поэтому со временем — на уровне учений — стало происходить хитроумное замещение потребностей человека в Святом Духе и духовном самоконтроле на традиционное для язычества ужесточение плотских требований и контроль законниче­ства, который существует и по сей день. Что же на это от­вечает Христос? «...Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему од­ному служи». Не власти, не деньгам, не идолам, не традициям или преданиям, не новоявленным доктринам, не себе самому, а Богу одному. Поступая так, мы сможем избежать второго ис­кушения дьявола.

Для людей же современной и харизматической формации, как ни странно, была приготовлена ещё более древняя и по­тому забытая уловка психологического или мистического ха­рактера. Давайте проанализируем третье искушение: «если Ты Сын Божий, бросься отсюда вниз; ибо написано: „Ангелам Своим заповедает о Тебе сохранить Тебя; и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею“». Для чего бросься? Ведь не для того, чтобы Его просто подхватили ангелы и спасли. На самом деле дьявол искушал Христа славой и желанием сиюми­нутного решения проблемы. Этой проблемой была проблема греха неверия в Сына Божьего, как говорил о том Сам Христос (Ин. 16:8,9). Взяв это за основу, лукавый давил на «больное место», как бы заботясь о «хорошем», но весь секрет состоял в том, что он предлагал это сделать не Божьим методом. Целью сатаны было уловить в неправде Того, Кто должен был прав­дой отстоять души людей, с тем чтобы дискредитировать его миссию, а следовательно, и возможность исполнить ее. Рас­топтать путь правды можно было двумя способами: либо заста­вить Мессию отказаться от Своей миссии, либо подтолкнуть Его достичь желаемой цели, используя какие-то обходные пути, то есть не так, как это задумал Отец. В качестве альтер­нативы кропотливой работе Евангелия и страданиям, которые предусматривал путь правды нашего Спасителя, предлагалась быстрая популярность. Такой цели можно «успешно» достичь лишь с помощью эффектного представления с чудесами, ко­торое всегда ожидает душа человеческая, как бы говоря: «Хри­стос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем...» (Мк. 15: 32), «Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения...» (Мф. 12:39).

Как же поступает Иисус? Он просто прекращает дискути­ровать, запрещая лукавому искушать Его: «...не искушай Госпо­да Бога твоего», и тот подчиняется. Здесь урок каждому из нас: дьявол не может противостоять Божьей воле и нашему выбору в соответствии с ней. Христу не требовалось доказывать перед множеством людей Свою богоизбранность и правоту, на что толкал Его дьявол. Это был бы всего лишь психологический фактор признания, а не духовная победа. У Христа была цель исполнить правду вне зависимости от того, поймут Его люди или нет, одобрят или проклянут. Он должен был спасти род че­ловеческий, и поэтому все в Его жизни было подчинено этой цели, а не угождению людям ради Своего признания. Дело в том, что признание в обществе, где царствуют мирские законы, приходит большей частью посредством популистских действий, спекулирующих на чувствах людей. Людям же зачастую нравятся не просто чудеса и знамения, — это лишь видимая часть проблемы — но закравшееся ещё со времен первого ис­кушения в эдемском саду желание быть богом без Бога. Такое желание обманутого сердца, не имеющего надежного основа­ния и не дающего веру живого источника, нуждается в какой-то иной подпитке, например, во всевозможных чудесах, знамениях, «духовных» переживаниях и многих других проявлениях, в том числе и физиологического характера. Отсюда становятся вос­требованными любые — как новые, так и устоявшиеся христи­анизированные учения, акцентирующие свое внимание на чу­десах, «духовной» экзотике и видимом преуспевании.

Поэтому для того чтобы добиться быстрого и успешного решения проблемы, люди более современной формации бого­служения, зачастую даже не отдавая себе отчет в своих действиях, идут на поводу у психоэмоциональных приемов, добро­вольно соглашаясь с любыми способами, которые под маской веры предлагают им желанный «прорыв» или «победу», от чего в Свое время отказался Иисус Христос, искушаемый сатаной в пустыне. Эти приемы настолько стали теперь отработанными, что способны за несколько этапов, если не за один раз, «осво­бодить» человека, изгоняя или высвобождая некие силы, из-за которых, по словам наставников этих учений, не разрешалась данная проблема. На самом же деле решение проблемы чаще всего зависит от обычного выбора человека, который требует от него приложения действенных усилий: молитвы, терпения, жертвы, прощения, любви, воздержания, смирения, кротости, постоянства, доверия и, в конце концов, готовности обучать­ся и трудиться. В итоге такая «вера» приводит к заблуждению, потому что побуждает человека бездействовать в работе над самим собой, делая его зависимым либо от внешних обстоя­тельств, либо от всяческих схем, порабощая сознание человека с помощью стереотипного мышления.

Какой механизм использовали и используют культы про­шлого и настоящего? Языческие волхвы, к примеру, также про­изводили чудеса и знамения, этим они успешно влияли на пси­хику людей, контролируя их и направляя их сознание в нужное русло. Действуют ли они так сейчас? Несомненно. Есть ли это в церквях? Хочется верить, что нет, но, увы, такое есть, одна­ко с той лишь разницей, что теперь это стало доказательством присутствия Бога. Вновь акцент ставится на эмоции и ощуще­ния, процветает неоритуализм, снова в ходу визуальные про­явления, возникают тренинги, курсы, опять в моде «прорывы», «посвящения», «крещения», «освобождения» и многое другое, что своими симптомами, скорее, напоминает психоз или даже одержимость, чем проявление Духа Святого. Но Господь всег­да избегал внешнего, во всём присутствовало достоинство, умиротворение и простота. Безусловно, Бог не является про­тивником ни крещения, ни освобождения от бесов, ни власти, которую Он сам дал верующему; Он понимает и учитывает наши эмоции; Он также не враг смеху или успеху; Он Сам лич­но Творец чудес, но при всем при том Он никогда не будет строить на этом нашу веру, потому что это противоречит Его смиренному и кроткому Духу. Существует понятие «Бог» и производное от этого слова, например, божественный; есть понятие «Святой» и его производное — освященный. Так вот, если наши стремления будут направлены к производному, ска­жем, к освященному, то в лучшем случае мы и получим лишь что-то освященное, а если нашим устремлением будет сам Святой, значит, Его мы и получим, а любое даже очень освя­щенное или божественное, будь то какое-то проявление или предмет, перестанут для нас играть хоть какую-нибудь мало- мальски значимую роль. Даже больше, в какой-то момент эти проявления или производные могут стать для нас даже пре­градой на пути к Самому Богу, сосредоточив наши поиски и внимание только на себе. Это не раз случалось с Израильским народом, который, вобрав в себя множество идолов и культов, на основании их проявлений продолжал свято верить, что Бог с ним: «Слушайте это, дом Иакова, называющиеся именем Из­раиля и происшедшие от источника Иудина, клянущиеся именем Господа и исповедающие Бога Израилева, хотя не по истине и не по правде» (Ис. 48:1).

Несмотря на постоянное упоминание имени Христа и Библейских обоснований, которые приводятся в качестве дока­зательства правильности либо какой-нибудь новой, либо ор­тодоксальной доктрины, несмотря на постулаты о важности Божьих откровений и знания Слова Божьего, в этих завуа­лированных учениях реально развивается лишь духовная ле­ность и невнимательность, потому что человека, находящегося в этой системе делают подвластным определенному порядку действий или системе ценностей, либо человек попадает под зависимость от «более духовного» человека, из-за чего власть над личностью незаметно снова переходит из рук Бога в руки людей. Однако ещё Давид молился: «Восстань, Господи, да не преобладает человек, да судятся народы пред лицем Твоим» (Пс. 9:20). Глядя на это, мы понимаем, что ныне вступило в силу то, о чём некогда предупреждал Иисус: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24:24). Увы, но такие завуалированные учения о всемогуществе человека весь­ма успешно сейчас распространяются в среде Божьего народа. Учение всемогущего человека, пусть даже с именем Иисуса на устах, в реальности переключает ориентацию верующего че­ловека с Божьего на человеческое, что лишает истинного пути правды, без которого, как писал Исаия, Сион не обретет спа­сение.

В любом случае: или это искушение богатством, или сию­минутным признанием и славой, либо властью над царствами и народами, престол нашего сердца кто-то занимает, и этот кто- то, увы, не Бог, но либо идол, либо наше собственное «я», за ко­торым также будет скрываться антихрист. Поэтому под конец своего представления новоявленному антихристу более ничего серьезного не останется, как только под умоляющие просьбы мировых правительств и под одобрение религиозной элиты уже де-факто воссесть на троне храма Божьего, чтобы объявить себя богом, поскольку на троне сердца — духовного Иерусали­ма человека, он уже давно воссел и правит. Это всегда было конечной целью дьявола, ради которой он не перестает мутить чистую воду Божьей правды на протяжении всей истории че­ловечества. В итоге под занавес истории человечества мы уви­дим, как зверь, который вышел из бездны и который все это время, оказывается, носил блудницу-церковь, воцарится над царствами земными. Ему отдадут власть цари, купцы и наро­ды, потому что до этого они блудодействовали с его блудницей, упиваясь ее вином, как об этом повествуют 17-я, 18-я и 19-я гла­вы Книги Откровение. Для истинной Церкви это будут самые тяжелые времена испытаний. Но затем, когда истинная Неве­ста Христа будет забрана, и начнутся суды Божьи, все эти люди возненавидят блудницу и разорят и сожгут ее в огне за неправду, которой она поила их все это время: «...выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не под­вергнуться язвам ее; ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее» (Отк. 18:4,5). Призыв Бога к Своему народу «вы­йти от нее» звучит ещё со времен Ветхого Завета, однако ныне это будет последним, что ознаменует начало Его судов. Истре­бление блудницы, как и уничтожение самого зверя и его лже­пророка, когда тот соберет воинство против пришедшего Царя царей и Господа господ, будет финальной сценой и конечным результатом безбожного правления на земле. Преодолеть такое иезуитское искушение последних дней возможно будет только силой возлюбившего нас Иисуса Христа. Всякий, кто преодо­лел эти искушения, прежде всего на личном уровне, подобно Иисусу Христу, обязательно возвратится из пустыни и в силе Духа сможет выстоять против любых козней дьявольских.

Конечно, я не ставил перед собой цели разоблачать какие- либо лжеучения, ереси, движения или теории, хотя очень хо­телось бы обратить внимание на некоторые из них, поскольку вопиющие факты, творящиеся как в традиционных ортодок­сальных, так и в новых церквях, очень огорчают, если не ска­зать больше, — приводят в ужас. Я буквально нахожусь на грани того, чтобы посвятить этому хотя бы немного времени, однако Дух Святой удерживает меня сделать это по двум причинам. Во-первых, основная тема настоящей книги, скорее, как из­бежать проблем заблуждения и неправды на уровне личности, а не доктринальный разбор лжеучений, расходящихся со Сло­вом Божьим. Во-вторых, пусть даже и немного, но существует ряд неплохих семинаров, проповедей и книг, изобличающих лжеучения и ереси, а также исторических и богословских ис­следований, вскрывающих тяжелую правду современного по­ложения церкви и причин ее отступления. Я уверен в духовном принципе: всякий ищущий да найдет, то есть каждый, кто же­лает узнать истинную историю проникновения лжи в церковь и ее современную трансформацию, сможет это сделать, при­ложив к этому немного усилий.

Самое необходимое, что мы должны были понять о за­блуждении, я думаю, мы поняли. Остается ещё одна мысль, на которую меня натолкнули следующие слова Писания: «Ожи­дание праведников — радость, а надежда нечестивых погибнет» (Прит. 10:28). Памятуя о том, что открыл мне Господь о радо­сти, я понял ещё одну непреложную черту заблуждения. На­верно не всегда, но как правило, заблуждение, прогрессируя в жизни человека, повернувшего на путь неправды, забирает и его радость. Проходит эйфория от каких-либо учений или лже­откровений, и наступает пустота. «Наевшись» неплодоносных верований, человек постепенно расстраивается и в результате истощается его прежний запал, проходит и эйфория, о которой он думал как о радости. В таких случаях «спасает» либо очеред­ное новое учение или движение, которое дает более сильную «пилюлю вдохновения», чтобы усилить прежние ощущения, либо отдаление, которое в итоге приводит к затуханию или раз­рыву отношений с Богом. Но на самом деле в жизнь человека должна прийти отрезвляющая правда, которая открывает глаза на весь обман и тот реальный театр военных действий за души людей, что творится в духовном мире Церкви. Просыпаясь от сна, в котором разыгрывалось шоу под названием «духовная жизнь», человек, наконец, встречается с настоящим Богом, благодаря чему обретает свой собственный путь правды и со­путствующие ему мир и радость.

2. Следующая причина, о которой мы поговорим, лишает человека любви. Но сразу спешу предупредить, что это не нена­висть и не злоба. Настоящая любовь имеет удивительное свой­ство — она не только прощает, но и способна даже усиливаться, когда встречается с противодействием зла. Главный враг любви весьма хитер и коварен, хотя с виду представляется довольно безобидным, добрым и слабым. Самое интересное, что мы уже о нем говорили, и поэтому много распространяться о нем я не стану. Имя этому врагу — младенчество.

Как же оно может навредить любви? Ответ лежит на по­верхности. Представьте себе обычного младенца: да, на вид он хорошенький и красивый и даже создает впечатление, что любит тебя, когда смотрит своими маленькими симпатичными глазками, но, на самом деле, в нем нет и не может быть той любви, о которой говорит Христос. Этот человечек ещё нуж­дается в любви и обслуживании, он, скорее, ее потребитель, чем даятель. Поэтому любой человек, застрявший на стадии младенчества, не может утверждать, что он владеет любовью Христа. Безусловно, в нем живет Христос, но он ещё не в со­стоянии использовать ту колоссальную силу любви, наследни­ком которой он является. Получается, что состояние духовно­го младенчества губит любовь, которая по времени уже должна была появиться. Между тем, секрет ее использования довольно прост и зависит лишь от личного побуждения человека в жела­нии помочь, защитить или просто послужить нуждающемуся. Такой человек не может позволить себе быть маленьким, ко­торого нужно учить поступать правильно. Даже если иметь в виду послушного ребенка, он тем не менее будет поступать так, скорее всего, не по своему желанию, а потому, что так надо и его так научили. В его состоянии ещё тяжело осознавать пра­вильность поступка, к тому же ему весьма непросто самому, без внешней помощи, увидеть все ожидающие его искушения и победить старую человеческую природу. Но именно в том и заключается принципиальная разница между младенчеством и зрелостью, когда, наконец, удается перестроить мотивацию собственного сердца и начать мыслить и поступать по правде. Однако успех этой работы возможен только вместе со Христом. И видимый признак ее мы можем ощущать в собственном же­лании следовать велению Духа и совести, а не идти на поводу у плоти, в боях с которой, преодолевая ее сопротивление, мы вынуждены будем сражаться до самой смерти. Главным же де­визом этой борьбы должна стать заветная цель нашего обнов­ленного сердца, которую можно выразить в следующих словах Писания: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его...» (Мф. 6:33), или как молился Моисей: «...открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя...» (Исх. 33:13).

«Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по- младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал му­жем, то оставил младенческое» (1 Кор. 13:11). Нам всем должно пройти этот момент разрыва с приятным детским состоянием и, оторвавшись от «груди» вскармливающих тебя попечителей, а также оставив надежду на то, что кто-то за тебя что-то сделает, стать теми, кто сможет носить бремена других. Но изменение происходит, как замечает апостол Павел, в первую очередь на внутреннем уровне, когда мы начинаем мыслить, рассуждать и говорить не по-детски, а как настоящие мужи Божьи. Проис­ходит что-то вроде второй трансформации, когда мы ещё раз, после того как уверовали во Христа, меняемся, и, капитально пересматривая свои воззрения, начинаем рассуждать, исходя уже не из своих нужд, а из желаний и замыслов Божьих. Меня­ются духовные потребности, жизненный режим, появляются новые ясные цели, открывается интересный мир с влекущими необъятными горизонтами, где нам становится уже не до сна, как это было в младенчестве.

Судите сами, сама природа младенца намекает нам на про­блему духовного младенчества. Поскольку мы говорим о сне, который приходит вследствие усталости, то не то же ли самое происходит с младенцами, которые, не имея в себе сил на боль­шее, тут же засыпают сразу после кормежки, долгого общения или игры? Они настолько слабы, что их порой не хватает даже на обучение, не говоря уже о более серьезных занятиях. Одна­ко при правильном развитии ребенка его сон постепенно ста­новится не таким продолжительным, силы возрастают, и раз за разом Отцу становится возможным все больше загружать взрослеющего человека полезными задачами и несложной работой. Даже если раньше ребенок что-то и делал, он обяза­тельно мог сделать что-то не так. При всей исполнительности и послушании ребенку обычно не дано понять генеральной мотивации совершаемых действий, поэтому он как бы не за­интересован производить их, и делает, потому что так нужно, но зато он расположен к обучению и более легкому копиро­ванию, что и дает порой не очень качественный результат ис­полняемых действий. Принести воды, но при этом разлить все по дороге, навести порядок и заодно помять книги и поломать игрушки, помочь маме на кухне, правда, при этом испачкать всю скатерть, — вот перечень хороших поступков, который можно продолжать бесконечно.

Подводя итог всему тому, что мы говорили о младенче­стве, можно сказать следующее: для духовно растущего чело­века оно является как бы невидимым врагом, крадущим глав­ное божественное качество — возможность любить. Этот враг может поражать как отдельные личности, так и всю церковь, распространяясь в ней как вирус, если условия его восприятия со стороны лидеров и самого церковного общества будут спо­собствовать этому. В конечном счете мы получаем множество недоразвитых, с трудом существующих церквей, не способных проявить себя перед вызовом последних дней. А между тем, на­род мира сего нуждается в появлении крепких и мудрых людей, способных взять ответственность в свои руки. Я уже не говорю о том, что мы, будучи воинами Христа, должны всегда пребы­вать во всеоружии Божьем, как призывает нас Слово Божье. И это уж точно не является уделом церквей, где распростра­нено младенчество, поскольку одним из результатов истинной Церкви должно быть ее единое, как говорит Павел, возраста­ние «...в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13). Другими словами, Церковь должна взрослеть не только с помощью от­дельно взятых личностей, но и целиком, как единый организм, иначе здесь налицо карликовая болезнь с непропорциональ­ным ростом некоторых частей тела, а это уже серьезная про­блема организма.

3. И последнее, что может привести церковь ко сну, — это пресыщенность, о которой мы уже начинали говорить. Здесь также кроется обман: усталость от пресыщенности не выгля­дит, как усталость, ее скорее можно назвать довольством. Од­нако все признаки так называемого довольства указывают нам на усталость. Возьмем, к примеру, пресыщенного едой челове­ка, он выглядит словно уставший, потому что не в состоянии выполнять работу, у него, как у учеников в Гефсиманском саду, тяжелеют глаза, и он медленно погружается в сон. Пресыщен­ность может возникнуть от чего угодно. От богатого образа жизни, который создает иллюзию победы, от убаюкивающего спокойствия, от самоуверенности и гордости, когда человек полагает, что все необходимое он уже нашел, всему научился, и Бог у него «в кармане». Что ещё надо, зачем ещё надеяться, когда все в жизни достигнуто? Ложные ценности «приобретен­ного» обесценивают истинную надежду, которая всегда должна гореть в нас, как в людях, ещё не достигших цели. Слово Бо­жье говорит о надежде, что она «...для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус...» (Евр. 6:19,20). Зачем таким лю­дям этот эфемерный якорь, когда якорь их надежды уже нахо­дится в «надежном» месте и даже вполне ощутим?

В послании к Лаодикийской церкви Господь говорит: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холо­ден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: „я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды“; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ и слеп, и наг» (Отк. 3:15–17). Многие богословы сходятся в том, что седьмая Лаодикийская церковь из тех семи церквей, которым через апостола Иоанна Господь послал Свои настав­ления и обличения, есть церковь последнего, то есть нашего времени. Если рассуждать так, то мы имеем самое что ни на есть точное определение проблемы церкви последнего време­ни — пресыщенность. Пресыщенность учениями, пресыщен­ность или, вернее, усталость от «правильного» образа жизни, но самое частое — это пресыщенность от богатства. Не секрет, что большинство церквей сейчас ни в чем не нуждаются, они огромны, богаты и даже самодостаточны. Какая же тут может быть надежда, да и зачем она? Хотя никто от нее официально не открещивался, и даже с кафедры о ней проповедуется, но в мыслях, разговорах и учениях христиан таких «преуспевающих» церквей ее давно уже нет. Ведь надеются, когда находятся в нуж­де и притеснениях, а если все хорошо, то о надежде забывают, и она перестает быть такой, какой ее видит Господь: «Утешай­тесь надеждою; в скорби будьте терпеливы, в молитве постоян­ны» (Рим. 12:12). От того многие люди и церкви, не нуждаясь в утешении от Духа Святого, сами того не подозревая, на самом деле оказываются перед Господом голы и нищи.

Надежда развивает в нас необходимое качество — терпе­ние, чего сейчас в людях этого мира практически нет. Та же за­раза проникла и в церковь, людям подавай всё сразу и немед­ленно. Им неинтересно, им скучно, нет «движняка». Мы ста­новимся свидетелями, как быстро возводятся церкви, быстро приходят к покаянию, процветают теории быстрого успеха, моментального освобождения. Нас учат, что мы непременно должны добиваться своего и побеждать, ведь Сам Бог с нами. Нас не должны преследовать болезни, поскольку мы опять же с Богом, и мы должны быть успешны во всем. Я не враг всех этих прекрасных обетований, но не всегда в жизни происходит так складно, и уж тем более не по схемам каких-либо учений. Увы, но многое в этих доктринах вырвано из контекста Библии в угоду человеческому желанию, однако Слово Божье говорит: «Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении» (Рим. 8:24,25). Вы не заметили, как ловко и незаметно смещаются акценты? Ведь если обесценить надежду, пропадает необходи­мость в терпении, лишаются смысла такие понятия, как упо­вание, воздержание и даже милость Божья, потому что теперь все должно произойти здесь и сейчас. «Новой вере» незачем надеяться и терпеть, потому что она все может, и она «все­сильна». Ее упование превратилось в обязательства со стороны Бога, как будто между верующим и Богом заключен партнер­ский договор, обязывающий Бога отвечать на любое движение так называемой веры, а благодать, милость и Божий замысел стали уже неактуальны. Но нам никто ничего не должен, тем более Сам Бог. Это состояние очень опасно, потому что в нем и есть та теплота, которая вроде бы и не холодна, но и не горяча в своей любви к Отцу Небесному.

Существует ещё одна серьезная возможность потерять на­дежду. Она также напрямую связана с заблуждением. Все вы­глядит предельно просто: человек заблудился, но верит в пра­вильность своего направления, он ждет результатов, однако Бог не отвечает, как того хочет человек, потому что не может поощрять движение человека в ложном направлении. Так про­исходит и раз, и два, и три вплоть до того момента, пока че­ловек не начинает разочаровываться. Вместо того чтобы заду­маться над своим направлением, он начинает терять надежду в Боге, Который почему-то не отвечает на веру, как то написано в Слове Божьем. Складывается мнение, что Бог подводит, Ему не до меня, а веры, о которой написано в Библии, не существу­ет. Следующее, что может произойти с таким человеком, если он не поймет своей ошибки, — это то, что он разуверится.

Бесспорно, какая-то надежда у человека всегда присутству­ет, но основание надежды нечестивого зиждется на тленном, а надежда праведника как бы якорем связана с Небесами, то есть основана на незыблемом: «Блажен человек, который на Господа возлагает надежду свою, и не обращается к гордым и к уклоня­ющимся ко лжи» (Пс. 39:5). Главное, не спутать теперь первое со вторым, а опасность сделать это всегда существует. Ложной надежде всегда свойственно полагать, что та неправда, кото­рую творит человек, есть воля Божья. Это самое трудное, с чем может столкнуться верующий человек, потому что является искренним заблуждением, которое крайне тяжело изобличить. Можно натворить очень много ошибок, прежде чем понять, что шел неправильно. Но хорошо, если так, а если и этой воз­можности уже не представится? Слово Божье неустанно напо­минает нам: «Смотрите, бодрствуйте, молитесь, ибо не знаете, когда наступит это время. Подобно как бы кто, отходя в путь и оставляя дом свой, дал слугам своим власть, и каждому свое дело, и приказал привратнику бодрствовать. Итак бодрствуй­те, ибо не знаете, когда придет хозяин дома, вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, пришед вне­запно, не нашел вас спящими. А что вам говорю, говорю всем: бодрствуйте» (Мк. 13:33–37).

Контекст всего послания — это путь правды. Путь прав­ды включает в себя намного больше, чем какое-то дело, про­фессию или даже добропорядочное исполнение заповедей, он включает в себя и наше предназначение, которое воплощается в способности быть участником Божьего замысла во всех сфе­рах собственной жизни, даже на самом мелком бытовом уров­не. Только так мы сможем не заснуть и не пропустить главное дело нашей жизни, о котором говорит Христос в Своей притче. Именно для этого Господь дает нам власть, не воспользоваться которой мы не можем, потому что без нее нам не преодолеть лежащие перед нами препятствия. Мы всегда почувствуем эту власть, если будем идти твердо, согласно своему призванию и Слову Божьему. Поэтому главный акцент в притче Иисуса лежит на бодрствовании. В аналогичной притче в Евангелии от Матфея Христос выражает эту мысль более точно: «Блажен тот раб, которого господин его пришед найдет поступающим так» (Мф. 24:46). Бодрствовать означает не переставать посту­пать так, как должно поступать в свете Божьей правды. В част­ности, Матфей вновь обращает наше внимание на лидеров: если они будут бодрствовать, то не дадут вору подкопать свой дом и будут вовремя обеспечивать своих домочадцев пищей. Речь, прежде всего, идёт о духовном значении дома и пищи. Но если лидер ориентируется и надеется на другие манящие высо­ты, то не устоит для вечности тот дом, над которым поставил его Господь, будь то семья или церковь. «Поистине, напрасно надеялись мы на холмы и на множество гор; по истине, в Господе Боге нашем спасение Израилево!» (Иер. 3:23).

Итак, все это время мы с вами — жители Сиона — находи­лись на Елеоне, на котором и проявились все эти проблемы. Но если на Елеоне они у нас проявились, то на Елеоне им и исчез­нуть. Только на этой горе у нас получится расстаться с ложны­ми надеждами на иные холмы и множество других гор, которые привлекают такими удобными учениями и заманивают прият­ными для нашей старой природы приемами.

Три сна церкви

Елеон — это не обязательно елейное состояние духа, на Елеоне человек может встретиться и с другой неожиданной ситуацией. Как ни странно, но именно Елеон оказывается тем единственным местом, где любая, в том числе и самая заста­релая проблема, благодаря Иисусу Христу становится очевид­ной. Приходя на Елеон, люди зачастую встречаются именно с проблемами, которые всплывают, как грязь, после того как со­суд начинают наполнять чистой водой. Причина здесь в том, что Господь сначала желает избавить нас от прежних ошибок, чтобы потом освобожденными направить нас на путь правды. Ученики Христа, которых Он взял с Собой в ночь Своего аре­ста на молитву в Гефсиманский сад, находившийся на склонах Елеонской горы, являются для нас ярким примером этого. Как бы то ни было, в этих событиях я вижу пророческое указание на те проблемы, в которые погрузилась современная Церковь. Вот как этот момент описывает евангелист Марк: «Пришли в се­ление, называемое Гефсимания; и Он сказал ученикам Своим: по­сидите здесь, пока Я помолюсь. И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь, и бодрствуйте. И, отошед немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, мино­вал Его час сей; и говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. И, опять ото­шед, молился, сказав то же слово. И возвратившись, опять на­шел их спящими: ибо глаза у них отяжелели; и они не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы все ещё спите и почиваете? Кончено, пришел час; вот, предается Сын Че­ловеческий в руки грешников» (Мк. 14:32–41).

Иисус говорит: «бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение», тем не менее ученики не смогли справиться со сном и уснули. Три раза приходил Христос и будил их, но глаза у них отяжелели, и они вновь засыпали. Заснув, они перестали бодрствовать, что неминуемо, как и предсказывал Спаситель, привело их к искушению, в результате которого они бежали, предавали, боялись и не понимали что происходит. Слово Бо­жье говорит, что уже через несколько минут после того, как пришел Иуда с солдатами, «…все ученики, оставивши Его, бе­жали» (Мф. 26:56). Находясь в апогее своего искушения, они рассыпались по сторонам, забыв обо всем, что говорил им Иисус. Не было никого, кто бы был в состоянии защитить Христа, и уж тем более не было никакого единства, каждым ру­ководили обычные человеческие чувства страха и непонима­ния. Все прошло лишь тогда, когда Дух Святой, сойдя на них, крестил их огнем, и они пошли, каждый зная, что делает.

Бодрствует ли сейчас Церковь? Если бы бодрствовала, то, наверно, Слово Божье не предупреждало бы нас о коварстве и трудностях последних дней, ставя под сомнение даже на­личие веры: «...Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18:8). А если это так, и мы спим, то, по словам Христа, нам никак не избежать искушения, как это случилось с Его учениками на Елеонской горе. Но как человеку мож­но определить, находится ли он в искушении или нет? И как определить, в искушении ли наша собственная церковь или нет? Для ответа мы снова обратимся к эпизоду, который опи­сывает то, что случилось с учениками в Гефсиманском саду, где Иисус не один, а целых три раза будил их. Эти три сна уче­ников являются прообразом трех снов Церкви, в которых при­бывает она сейчас. Разобравшись в причинах сна, мы сможем понять пути выхода к правде, которой должен следовать духов­ный Сион, чтобы спастись.

Итак, почему спали ученики? Если причиной была ночь, то вполне понятно, почему глаза их отяжелели. Но чем же тог­да они отличаются от простых людей, которые не переживали того, что переживали ученики, находясь со Христом и участвуя в столь волнующих событиях последних дней? В том-то и осо­бенность учеников Христа, что они должны бодрствовать, ког­да вокруг тьма, и все остальные спят, потому что идут на поводу у плоти, которая не в силах бодрствовать в такое время. «Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать; ибо все вы — сыны света и сыны дня: мы — не сыны ночи, ни тьмы. Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться. Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью. Мы же, бу­дучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (1 Фес. 5:4–8). Мне кажется, ученики не заснули бы, если бы не утомление, которое тяжелым грузом событий навалилось на них в эти последние дни, и не удруча­ющее ожидание грядущих событий, предсказанных Христом. Усталость и печаль — это главная и вполне объяснимая причи­на их изнеможения в конце напряженного дня, поэтому они и не могли справиться со сном. «Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали» (Лк. 22:45).

Всего несколько дней назад они входили в Иерусалим, и их приветствовала ликующая толпа, которая вознесла их на пик популярности; совсем недавно Иисус выгонял всех продающих и покупающих в храме и вступал в открытую конфронтацию с фарисеями, прямо обличая этих людей, что крайне осложняло их положение; на протяжении всего этого времени их мысли не покидали слова Иисуса о Его скорой смерти, что с каждым днем все больше опечаливало их сердце; буквально несколько часов назад втайне они принимали вечерю, где Господь говорил им весьма необычные вещи, которые не мог постичь их разум, не обновленный Духом Святым. Интенсивность событий, фи­зическая усталость, печаль и хорошо ощутимая напряженность вокруг Христа нарастали с каждым часом, и ученики, будучи вовлечены во все это, не выдержали, отключившись в самый ответственный момент. Однако Иисус не обещал им, что будет легко, Он многократно предупреждал их о трудностях и необ­ходимости бодрствования. И даже более, Он три раза будил их в последнюю ночь, но они снова и снова засыпали, невольно причисляя себя к прочим сынам ночи. Потеряв бодрость и уснув, они в результате впали в искушение и оказались духовно неготовы к развернувшимся в ночь ареста событиям. По при­чине охватившего их искушения ученики стали воспринимать происходящее и реагировать на него по плоти, ибо не смогли вовремя облечься в духовное оружие, о котором говорит нам Слово Божье: броню веры и любви, а также шлем спасения, ко­торые могли получить от Бога, лишь трезвясь в молитве. «Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (1 Фес. 5:8).

Итак, мы выяснили, что сон, который приводит к иску­шению, наступает вследствие печали и усталости, которая становится особо чувствительной в темное время суток, когда глаза и так смыкаются. Подобным же образом накопившаяся усталость и печаль современных учеников Христа усугубляет­ся тьмой нашего последнего времени. Но откуда могла взяться печаль в церкви в наше время? Да все оттуда же — удручающее ожидание грядущих событий, предсказанных в Библии. Од­нако мы не люди этого мира, чтобы нам страшиться прибли­жающихся событий. Так же как и ученики, которые боялись потерять воплощенного Христа, не понимая, что их ждут со­вершенно иные отношения с Богом, так и многие из нас боятся потерять видимое, к чему они уже привыкли, не доверяя таким образом грядущему Богу и Его обещанию — взять нас с Собой. Это вызывает неправильную печаль и томление Божьего наро­да, что лишает его необходимой силы, твердости, мира и ра­дости. В сердце входит ложное беспокойство, которым умело манипулирует дьявол.

По какой же тогда причине могла устать наша современ­ная Церковь? Поскольку существуют три таких состояния, как вера, любовь и надежда, облекаясь в которые, мы можем в бодром и трезвом здравии противостоять тьме, значит, существу­ют и три противоположных состояния, которые могут похи­тить и подавить эти три необходимых и спасительных для нас состояния. Если им это удастся, то у нас не хватит сил, чтобы выстоять ночь, которая уже приближается к концу, то есть к тому моменту, когда за нами придет Христос (что и является основной целью дьявола). Эти три противоположных состоя­ния и есть три причины усталости, которые вызывают сон, и как вы, наверно, уже догадались, именно они образно показа­ны в трех снах учеников Христа. Причины, на которые указал мне Господь, на первый взгляд, плохо связаны с целью атаки лукавого — верой, любовью и надеждой, но при ближайшем рассмотрении становится видно все коварство придуманно­го способа усыпления и подавления в нас этих спасительных качеств. В этом и заключается самая хитрая уловка сатаны, а именно: не отвергать, но угасить, исподволь лишив челове­ка настоящего смысла веры, любви и надежды, подменив это суррогатом веры, иллюзией любви и обесцененной надеждой. Профанация — это центральная ось, вокруг которой выстроил свою тактику лукавый, именно она и вызывает основную при­чину усталости. В том и заключается искушение, что человек думает, что он это имеет, а на самом деле это оказывается ми­стификацией. Естественно, это пустое действие не может про­извести никакой положительной работы и принести духовного восполнения от Бога, что неминуемо влечет за собой усталость и сон. Иными словами, «смиряясь», человек как бы привы­кает к своему нереализованному и неудовлетворенному ду­ховному состоянию, и это делает его застывшим по отноше­нию к всегда движущейся правде. Некоторые из этих причин мы уже рассматривали, некоторые же нуждаются в большем пояснении.

1. Итак, какая причина лишает человека истинной веры? Разные обстоятельства приводят человека, а вместе с ним и Церковь к потере истинной веры. Однако что бы мы ни пыта­лись увидеть в причинах этого явления, всегда над ними будет восседать первопричина, которую можно назвать заблуждени­ем. Цель заблуждения — украсть не только веру, но и радость и мир, которые являются плодами Духа Святого и результатом нашего движения в правильном направлении. Судите сами: когда человек бредет в дремучем лесу в поисках выхода, свя­то веря, что он идёт правильно, а выхода все нет и нет и раз­решения ситуации не наступает, но есть лишь тьма и бурелом, то постепенно начинает накапливаться усталость, а вера для идущего таким путем с каждым шагом все больше и больше превращается в бессмыслицу. Заблуждение порождает отрав­ленный суррогат веры. Человек все так же старается верить, но при этом его путь, который теоретически должен вести его к правильной цели, на самом деле ведет не туда. Оттого про­блема заключается не в том, что больше нет выхода, а в том, что с определенного момента он заблудился и ушел не по тому пути, думая, что идёт правильно. А так называемая непреклон­ная «вера» не позволяла ему согласиться с тем, что он давно уже идёт не правильно. Увы но такое происходит даже тогда, когда людям на это указывает Сам Бог. Заблудившийся чело­век тратит несоизмеримо больше сил, чем тот, кто идёт по пути правды, во-первых, потому, что не может получить поддержки от Бога, во-вторых, потому, что ему не дано увидеть результата, которого он ожидает, что очень сильно огорчает. Безусловно, находятся и такие, которые просто разочаровываются в вере, но чаще всего это приводит к усталости и сну от бессмыслен­ного блуждания, поскольку лишает человека живого пережи­вания веры и Вышнего источника сил.

«Итак вы, возлюбленные, будучи предварены о сем, береги­тесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не от­пасть от своего утверждения» (2 Пет. 3:17). Наша вера предпо­лагает не только уверенность в невидимом, но и осуществле­ние ожидаемого при наличии сердечного мира от исполнения правды. «Отпасть от своего утверждения» значит забыть то, на чем подлинно должна быть утверждена наша вера, как мы гово­рили в главе «Два основания веры». Безусловно, лучший выход в данном случае — это победа над тем, что пытается перекрыть нам поворот на правильный путь. Не прятать голову в песок и не отмахиваться от проблемы, прикрывая свою неспособность решить ее, не продолжать отстаивать застывшие догмы из-за религиозного страха, но попытаться вырваться из плена сна, как это делает всякий человек, встающий рано утром, когда одерживает верх над искушением остаться в теплой и прият­ной постели.

Теперь о корнях самого заблуждения. Несмотря на то, что это достаточно серьезная проблема, нам не придется долго и усиленно разбираться в подоплеке ее появления. Дело в том, что мы ранее уже поднимали этот вопрос в главе «Пророк об­манутого сердца». Поэтому если вспомнить то, о чём мы говорили выше, у нас без труда получится разобраться в том, что Сло­во Божье, сообщая о подлинном ко­рне заблуждения, в качестве причины этого заблуждения указывает нам на обманутое сердце закабаленной души человека: «Он гоняется за пылью; обманутое сердце ввело его в заблуждение, и он не мо­жет освободить души своей и сказать: „не обман ли в правой руке моей?“» (Ис. 44:20). Как мы понимаем, обманутое сердце спо­собно серьезно покалечить не только жизнь самого человека, но и жизни всех окружающих его людей. Человек с обманутым сердцем не может проснуться и освободиться от духовной дре­моты, чтобы признать свой обман, к которому он привык, и в который ему легче верить. В итоге старая история с обманутым сердцем находит ещё одно подтверждение, когда мы заговари­ваем о причинах заблуждения.

Сейчас на основании всего предыдущего материала мы мо­жем глубже определить причины предъявляемых Самим Богом обви­нений вождям Божьего народа за заблуждение их паствы: «И вожди сего народа введут его в заблуждение, и водимые ими погибнут» (Ис. 9:16). Если в их руках находится духовная власть над паствой, значит, в их власти как пресечь любую попытку разложения церкви, так и позволить дьяволу ввести и их самих и их паству в заблуждение. Прийти такое заблуждение может либо от самого пастора, начавшего по причине обманутого сердца продуцировать свои собственные заблуждения, либо со стороны, что, впрочем, одинаково, потому что и в том, и в дру­гом случае лидер поддается искушению своего собственного сердца. О чем-то подобном говорит и апостол Петр, когда об­ращает свое слово к тем, кто не просто заблуждается, но и ста­новится распространителем подобных заблуждений в церкви: «Оставивши прямой путь, они заблудились... Это — безводные источники, облака и мглы, гонимые бурею: им приготовлен мрак вечной тьмы. Ибо, произнося надутое пустословие, они уловля­ют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб. Ибо, если, избегши скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познавши, возвратиться назад от преданной им святой заповеди. Но с ними случается по вер­ной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи» (2 Пет. 2:15,17–22). Почему Петр так категоричен и суров по отношению к этим людям? Если прочитать всю главу, то мы найдем в ней ещё более серьезные обличения, которые, скорее, подходили бы последнему греш­нику, а не лидеру церкви. Однако, исходя из слов Петра, этот человек когда-то познал самое прекрасное, что можно было познать от Бога, — путь правды, но из-за так и неисправленно­го сердца возвратился назад, как пес на свою блевотину.

Обратите внимание: здесь речь не идёт о том, что этот че­ловек вышел из Церкви или стал отрицать Бога, нет, он все так же продолжает находиться в Теле Христа (скорее всего, по причине своей именитости) и, не переставая влиять на него изнутри, улавливает с помощью похоти и разврата тех, кото­рые едва отстали от находящихся в заблуждении. Идет ли здесь речь только о плотской похоти и разврате? Возможно ли, что­бы в пределах Церкви творилось такое бесчинство и мерзость? Безусловно, да, если таковые факты имеются. Но не выглядит ли это слишком очевидным, чтобы такое растление именовать Церковью? Даже самый несведущий о Боге человек не назовет такое сборище развращенных людей Церковью. Для нас сейчас актуальным является вопрос о духовном разврате (духовном повороте) на путь неправды, который, если речь уж зашла об этом, предшествует любой плотской похоти и разврату.

Мы уже как-то говорили о других скрытых человеческих вожделениях, когда люди, которые имеют проблему неправды в себе, обвиняют в этом других, пытаясь изменить их и даже осмеливаясь просить об этом у Бога. Но Господь называет это дружбой с миром, потому что конец такой «дружбы» — зависть и убийства. Именно это в глазах Бога является более мерз­ким, чем даже грех закоренелого грешника, потому что такой человек исполнен лицемерия и под личиной правды и добра распространяет неправду. Мудрый Соломон не раз в своих притчах упоминал о том, что является настоящей мерзостью для Бога: «Мерзость пред Господом — коварные сердцем; но бла­гоугодны Ему непорочные в пути» (Прит. 11:20), или «Мерзость пред Господом — путь нечестивого, а идущего путем правды Он любит» (Прит. 15:9). Сколько бы мы не говорили, а главная причина, которая мешает Божьему народу и прежде его лидерам идти по пути правды в глазах Бога была и остается – лицемерие.

Заканчивая наш разговор о лидерах, не хочется оставлять его на столь пессимистичной ноте, поэтому приведу одну заме­чательную цитату из Книги пророка Исаии, где он пророчески говорит о новом Царе и о том, какие должны быть настоящие вожди у Божьего народа: «Вот, Царь будет царствовать по прав­де, и князья будут править по закону; и каждый из них будет как защита от ветра и покров от непогоды, как источники вод в сте­пи, как тень от высокой скалы в земле жаждущей» (Ис. 32:1,2). Именно такие обязанности возлагает Господь на своих лидеров: быть защитой от всякого недоброго ветра, в том числе и ветра лжеучений; быть покровом от атак сего мира и всевозможных недоброжелателей, покрывая даже согрешения упавшего чело­века; быть для всех жаждущих и алчущих источником самого Иисуса и местом успокоения, где душа смогла бы найти Божий мир и оправдание. Эти замечательные качества, отмеченные пророком, можно назвать главными приоритетами служения любого человека, чувствующего себя лидером.

Однако невозможно просто так уйти от темы заблуждения, не ответив на ещё один довольно важный вопрос. В каком виде ныне в наших церквях присутствуют заблуждения? Качествен­но и объективно ответить на поставленный вопрос нам помо­гут только два беспристрастных источника: первый — это сама Библия, где мы, начиная с Ветхого Завета можем проследить не только множество различных заблуждений, которые по­являлись у Божьего народа на протяжении всей Библейской истории, но и реакцию Самого Бога на эти заблуждения. Вто­рым источником для нас станут история Церкви и обычаи языческой религии, равно как и самого христианства, сравнивая которые, мы сможем выявить ещё более изощренные и от этого крайне неожиданные для нас примеры заблуждений церкви. Только благодаря такому анализу мы увидим, каким образом многие из закравшихся в церковь заблуждений до сих пор обитают в ней, видоизменяясь и трансформируясь с годами. Правда, не­которые из них были забыты, но лишь на время, чтобы потом в слегка отреставрированном виде быть поданными под новым харизматичным «соусом». В любом случае остается справедли­вым золотое правило, которое изрек некогда мудрый Соломон: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл. 1:9). А если так, то с хо­рошим знанием Слова Божьего и истории Церкви нам будет легче распознать эти заблуждения сейчас. Однако и здесь не все так просто.

Дело в том, что официальная история, проходившая го­дами фильтры религиозной и атеистической цензуры, сейчас находится в довольно плачевном состоянии. Она либо иска­жена, либо отчасти похоронена из-за фактов, разоблачающих всю подноготную и правду появления большинства домини­рующих христианских доктрин и учений, которые позволяют современным «волкам в овечьей шкуре» держать церковь под собственным контролем. Скажу больше, даже Библия подвер­галась и до сих пор подвергается их не слишком явным с виду, но упорным атакам, с целью незаметной ее редакции с помо­щью новых переводов, которые основаны на неких древних артефактах. Налицо вековая тенденция выхолащивания Сло­ва Божьего, когда в нем либо заменяются, либо из него изы­маются места, которые своим прямым текстом не дают сатане окончательно войти в церковь, чтобы начать открыто ей ма­нипулировать. В этом хитрая тактика сатаны, направленная на то, чтобы впоследствии, когда его кампания достигнет своего апогея, ему иметь возможность появиться на сцене и без про­блем возглавить не только всегда готовый присягнуть ему на верность мир, но и заблудившуюся и отступившую от Писания церковь. «Как сделалась блудницею верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь — убийцы» (Ис. 1:21). Нет ничего нового под солнцем, и глупо полагать, что боль­шинству, которое называет себя народом Божьим, удалось из­бежать обмана, посредством которого Валаам некогда вовлек большинство из Израильского народа в грех и сделал его в гла­зах Бога той самой блудницею, о которой сокрушается Исаия. Но все это, осмелюсь предположить, было лишь репетицией для того, чтобы в последнее время у новоявленного антихриста уже не было никаких проблем для сбора урожая уловленных душ, когда он будет приводить в действие финальную, самую масштабную часть своего коварного плана искушения.

Но слава Богу! Библия и здесь не оставляет нас без ведения о том, в чем подлинно заключается коварный план искушения дьявола, который он приготовил для Церкви. Но прежде чем от­крыть этот план, хочу довести до вас одну немаловажную деталь, без которой будет непросто понять, почему дьявол избрал именно такую стратегию по отношению к Церкви. Все мы знаем, что Го­сподь определил Своей Церкви на земле быть Его Телом (1 Кор. 15:28), причём созидающимся до определенного времени совер­шенства. «И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа со­вершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:11–13). Таким образом, мы хоть и неотъемлемая часть нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа, но все ещё находимся в своем раз­витии, то есть мы ещё не полностью стали такими, какими хо­тел бы видеть нас Господь Бог, так как не до конца покорились воле нашего Создателя. Потому и написано, что «когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15:28). В данном месте Писа­ния мы выступаем в лице Сына как Его ещё не покорившаяся часть, пребывающая на земле в виде Его Тела. Следовательно, все то, что когда-то во времена земной жизни происходило с телом Иисуса Христа, для нас сейчас должно иметь колоссаль­ное поучительное и пророческое значение, смысл которого за­ключается в следующем: находясь в Его Теле, мы как Его на­следники получаем сейчас не только ту же власть и силу, какую имел Христос, ходя в Своем теле, но и те же искушения и ис­пытания, которые проходило Его тело тогда. Преодолевая эти искушения, мы получаем в нашей жизни исполнение того же прекрасного обетования воскресения, которое получило Его тело после крестной смерти.

«Иисус, исполненный Духа Святого, возвратился от Иордана и поведен был Духом в пустыню. Там сорок дней Он был искуша­ем от диавола и ничего не ел в эти дни; а по прошествии их, на­последок взалкал. И сказал Ему диавол: если Ты Сын Божий, то вели этому камню сделаться хлебом. Иисус сказал ему в ответ: написано, что не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом Божиим. И возвед Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты покло­нишься мне, то все будет Твое. Иисус сказал ему в ответ: отойди от Меня, сатана; написано: „Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи“. И повел Его в Иерусалим, и поставил Его на крыле храма, и сказал Ему: если Ты Сын Божий, бросься отсюда вниз; ибо написано: „Ангелам Своим заповедает о Тебе сохра­нить Тебя; и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею“. Иисус сказал ему в ответ: сказано: „не искушай Господа Бога твоего“. И окончив все искушение, диавол отошел от Него до времени. И возвратился Иисус в силе духа в Галилею...» (Лк. 4:1–14).

Итак, мы видим, что речь вновь заходит об искушениях. Несомненно, Христос убедительно преодолевает все три иску­шения, на которые его провоцировал дьявол. Однако хитрость лукавого была не в том, чтобы искусить Христа, ибо он пони­мал невозможность искусить Того, Который и так владел всем миром. Весь фокус дьявола состоял в том, что то искушение, которым он искушал Христа, в действительности было предна­значено Его будущему Телу, которое должно было пройти все то же самое, что и его Глава. Однако мы вынуждены констати­ровать, что те искушения, которые тогда преодолел в настав­ление нам Христос, ныне Его Телу преодолеть не получилось. Судите сами.

Первое искушение хлебом — это искушение материальны­ми благами, которое заставляет человека отказаться от чего-то большего, чем просто снедь, богатство или жизнь в довольстве. Материальные блага и то, что с ними связано, дают лишь лож­ные надежды и эфемерную свободу, ограниченную, на самом деле, нашим эгоизмом. Нет ничего, что так приковывало бы человека к земному и лишало его настоящей христианской на­дежды и светлых помышлений о Горнем, как чувство доволь­ства от мирских благ. Как точно характеризовал это Христос, сказав: «…забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно» (Мф. 13:22). Господь считает эту проблему весьма серьезной, способной помешать стать совер­шенным даже идеальному в отношении требований заповедей человеку. Примером этому служит случай, описанный в Еван­гелии, когда ко Христу подходит человек, от юности своей со­хранивший Божьи заповеди и при этом чувствующий какой-то недостаток. «Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юно­сти моей; чего ещё недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение» (Мф. 19:20–22). Но не отказавшись от сокровищ на земле, мы не сможем по-настоящему захотеть, а значит, и возыметь сокровища и на Небесах. Христос предло­жил юноше иной стимул, который позволил бы ему следовать за Ним не просто по пути закона, но по пути правды, однако тот отвернулся, потому что земное ему было дороже. Этим вы­бором и был определен его дальнейший, может быть не пло­хой, но отнюдь не совершенный путь.

Какой же выход из этого видит Господь? Написано, что Иисус ответил: «...не хлебом одним будет жить человек, но вся­ким словом Божиим». Господь понимает, что нам нужен хлеб и даже достаток, иначе из чего нам помочь нуждающимся. Но если из всего этого исключается живое слово Божье, а это, увы, человеческая слабость и тенденция любого пресыщения, то становится тяжело сохранить себя для Царствия Небесно­го, потому что попирается путь правды как дорога к Нему. Бог перестает управлять жизнью человека посредством слова от­кровения, потому что теперь его жизнью управляют интересы личной выгоды. В свете этого слово, которое сказал Иисус, для нас становится единственно правильным направлением: жить не хлебом, но словом, исходящим Свыше, богатеть не на зем­ле, но в Боге. «Итак не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам» (Лк. 12:29–31).

Итак, учитывая очевидную глобальность этой проблемы, я бы определил ее, скорее, как вневременную и межконфес­сиональную. Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что ей страдают все без исключения деноминации Тела Христова — и старые ортодоксальные, и самые современные христианские движения. Поэтому рассмотрение этой важной проблемы, влияющей на духовное бодрствование человека, Господь выде­лил в отдельную самостоятельную причину, от которой устает и засыпает церковь. И мы обязательно разберем ее ниже, когда подойдем к третьей причине сна.

Что касается двух других искушений, то их сатана умело распределил во времени. Выглядит это следующим образом: для людей, которые придерживаются ортодоксальной ориента­ции основная работа по укоренению неправды и заблуждений, прописанных к этому времени уже в самих доктринах вероучения, была проведена дьяволом много ранее. Это произошло во времена, когда церковь, перестав быть гонимой, впустила в себя как с сильными мира сего, так и с простыми обывателя­ми их неизменившиеся воззрения. Выстояв и укрепившись в период гонений, церковь оказалась неспособной справиться с искушениями во времена перемен, когда ее сделали не толь­ко свободной, но и стали благодаря ее силе использовать как инструмент влияния и обогащения. Дьявол применил свой старый маневр Валаама: не сумев победить церковь напрямую, он решил войти в нее, возглавить и разрушить посредством власти, сделав ее официальной и главной религией империи. Таким образом, в начале четвертого столетия нашей эры в действие было введено его второе искушение: «...дам власть над всеми сими царствами и славу их...», перед которым, увы, церковь не устояла. Именно с этого момента наивный Божий народ стал пополняться людьми, целью которых был не Бог и спасение, а власть и богатство, что сулило теперь членство в этой религиозной организации. Теперь, когда ушел риск, и речь уже не шла о выборе между жизнью и Христом, стало воз­можно примкнуть к церкви и по любым другим соображениям. Сребролюбивые и властолюбивые люди, законники и чародеи получили возможность, прикрывшись мировоззрением новой доброй религии, путем незаметного вживления в нее своей философии и верований, не расставаться с привычными для них грехами и идолами. Со временем они не только оправда­лись, но даже привили свои разлагающие убеждения к учению церкви, чтобы безмятежно жить в некогда враждебной для них среде.

Такие люди имеют мало что общего с христианством, и уж тем более они не хотят иметь ничего общего со Святым Богом, не терпящим грех, потому что даже и не думали рас­ставаться со своими пристрастиями. Если раньше им не было резона присоединяться к церкви, они, наоборот, враждовали с ней из-за противоположных принципов, то теперь, когда она разрослась и стала доминирующей, они вынуждены были при­спосабливаться к ней, сменив свою маску на христианскую. Оттого вскоре в церкви стали появляться «свежие» учения и лжеоткровения, которые, на самом деле, возвращали религию к старым верованиям и идолам. Церковь постепенно тонула в мирской власти, где голос Святого Духа теперь только мешал, поэтому со временем — на уровне учений — стало происходить хитроумное замещение потребностей человека в Святом Духе и духовном самоконтроле на традиционное для язычества ужесточение плотских требований и контроль законниче­ства, который существует и по сей день. Что же на это от­вечает Христос? «...Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему од­ному служи». Не власти, не деньгам, не идолам, не традициям или преданиям, не новоявленным доктринам, не себе самому, а Богу одному. Поступая так, мы сможем избежать второго ис­кушения дьявола.

Для людей же современной и харизматической формации, как ни странно, была приготовлена ещё более древняя и по­тому забытая уловка психологического или мистического ха­рактера. Давайте проанализируем третье искушение: «если Ты Сын Божий, бросься отсюда вниз; ибо написано: „Ангелам Своим заповедает о Тебе сохранить Тебя; и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею“». Для чего бросься? Ведь не для того, чтобы Его просто подхватили ангелы и спасли. На самом деле дьявол искушал Христа славой и желанием сиюми­нутного решения проблемы. Этой проблемой была проблема греха неверия в Сына Божьего, как говорил о том Сам Христос (Ин. 16:8,9). Взяв это за основу, лукавый давил на «больное место», как бы заботясь о «хорошем», но весь секрет состоял в том, что он предлагал это сделать не Божьим методом. Целью сатаны было уловить в неправде Того, Кто должен был прав­дой отстоять души людей, с тем чтобы дискредитировать его миссию, а следовательно, и возможность исполнить ее. Рас­топтать путь правды можно было двумя способами: либо заста­вить Мессию отказаться от Своей миссии, либо подтолкнуть Его достичь желаемой цели, используя какие-то обходные пути, то есть не так, как это задумал Отец. В качестве альтер­нативы кропотливой работе Евангелия и страданиям, которые предусматривал путь правды нашего Спасителя, предлагалась быстрая популярность. Такой цели можно «успешно» достичь лишь с помощью эффектного представления с чудесами, ко­торое всегда ожидает душа человеческая, как бы говоря: «Хри­стос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем...» (Мк. 15: 32), «Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения...» (Мф. 12:39).

Как же поступает Иисус? Он просто прекращает дискути­ровать, запрещая лукавому искушать Его: «...не искушай Госпо­да Бога твоего», и тот подчиняется. Здесь урок каждому из нас: дьявол не может противостоять Божьей воле и нашему выбору в соответствии с ней. Христу не требовалось доказывать перед множеством людей Свою богоизбранность и правоту, на что толкал Его дьявол. Это был бы всего лишь психологический фактор признания, а не духовная победа. У Христа была цель исполнить правду вне зависимости от того, поймут Его люди или нет, одобрят или проклянут. Он должен был спасти род че­ловеческий, и поэтому все в Его жизни было подчинено этой цели, а не угождению людям ради Своего признания. Дело в том, что признание в обществе, где царствуют мирские законы, приходит большей частью посредством популистских действий, спекулирующих на чувствах людей. Людям же зачастую нравятся не просто чудеса и знамения, — это лишь видимая часть проблемы — но закравшееся ещё со времен первого ис­кушения в эдемском саду желание быть богом без Бога. Такое желание обманутого сердца, не имеющего надежного основа­ния и не дающего веру живого источника, нуждается в какой-то иной подпитке, например, во всевозможных чудесах, знамениях, «духовных» переживаниях и многих других проявлениях, в том числе и физиологического характера. Отсюда становятся вос­требованными любые — как новые, так и устоявшиеся христи­анизированные учения, акцентирующие свое внимание на чу­десах, «духовной» экзотике и видимом преуспевании.

Поэтому для того чтобы добиться быстрого и успешного решения проблемы, люди более современной формации бого­служения, зачастую даже не отдавая себе отчет в своих действиях, идут на поводу у психоэмоциональных приемов, добро­вольно соглашаясь с любыми способами, которые под маской веры предлагают им желанный «прорыв» или «победу», от чего в Свое время отказался Иисус Христос, искушаемый сатаной в пустыне. Эти приемы настолько стали теперь отработанными, что способны за несколько этапов, если не за один раз, «осво­бодить» человека, изгоняя или высвобождая некие силы, из-за которых, по словам наставников этих учений, не разрешалась данная проблема. На самом же деле решение проблемы чаще всего зависит от обычного выбора человека, который требует от него приложения действенных усилий: молитвы, терпения, жертвы, прощения, любви, воздержания, смирения, кротости, постоянства, доверия и, в конце концов, готовности обучать­ся и трудиться. В итоге такая «вера» приводит к заблуждению, потому что побуждает человека бездействовать в работе над самим собой, делая его зависимым либо от внешних обстоя­тельств, либо от всяческих схем, порабощая сознание человека с помощью стереотипного мышления.

Какой механизм использовали и используют культы про­шлого и настоящего? Языческие волхвы, к примеру, также про­изводили чудеса и знамения, этим они успешно влияли на пси­хику людей, контролируя их и направляя их сознание в нужное русло. Действуют ли они так сейчас? Несомненно. Есть ли это в церквях? Хочется верить, что нет, но, увы, такое есть, одна­ко с той лишь разницей, что теперь это стало доказательством присутствия Бога. Вновь акцент ставится на эмоции и ощуще­ния, процветает неоритуализм, снова в ходу визуальные про­явления, возникают тренинги, курсы, опять в моде «прорывы», «посвящения», «крещения», «освобождения» и многое другое, что своими симптомами, скорее, напоминает психоз или даже одержимость, чем проявление Духа Святого. Но Господь всег­да избегал внешнего, во всём присутствовало достоинство, умиротворение и простота. Безусловно, Бог не является про­тивником ни крещения, ни освобождения от бесов, ни власти, которую Он сам дал верующему; Он понимает и учитывает наши эмоции; Он также не враг смеху или успеху; Он Сам лич­но Творец чудес, но при всем при том Он никогда не будет строить на этом нашу веру, потому что это противоречит Его смиренному и кроткому Духу. Существует понятие «Бог» и производное от этого слова, например, божественный; есть понятие «Святой» и его производное — освященный. Так вот, если наши стремления будут направлены к производному, ска­жем, к освященному, то в лучшем случае мы и получим лишь что-то освященное, а если нашим устремлением будет сам Святой, значит, Его мы и получим, а любое даже очень освя­щенное или божественное, будь то какое-то проявление или предмет, перестанут для нас играть хоть какую-нибудь мало- мальски значимую роль. Даже больше, в какой-то момент эти проявления или производные могут стать для нас даже пре­градой на пути к Самому Богу, сосредоточив наши поиски и внимание только на себе. Это не раз случалось с Израильским народом, который, вобрав в себя множество идолов и культов, на основании их проявлений продолжал свято верить, что Бог с ним: «Слушайте это, дом Иакова, называющиеся именем Из­раиля и происшедшие от источника Иудина, клянущиеся именем Господа и исповедающие Бога Израилева, хотя не по истине и не по правде» (Ис. 48:1).

Несмотря на постоянное упоминание имени Христа и Библейских обоснований, которые приводятся в качестве дока­зательства правильности либо какой-нибудь новой, либо ор­тодоксальной доктрины, несмотря на постулаты о важности Божьих откровений и знания Слова Божьего, в этих завуа­лированных учениях реально развивается лишь духовная ле­ность и невнимательность, потому что человека, находящегося в этой системе делают подвластным определенному порядку действий или системе ценностей, либо человек попадает под зависимость от «более духовного» человека, из-за чего власть над личностью незаметно снова переходит из рук Бога в руки людей. Однако ещё Давид молился: «Восстань, Господи, да не преобладает человек, да судятся народы пред лицем Твоим» (Пс. 9:20). Глядя на это, мы понимаем, что ныне вступило в силу то, о чём некогда предупреждал Иисус: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24:24). Увы, но такие завуалированные учения о всемогуществе человека весь­ма успешно сейчас распространяются в среде Божьего народа. Учение всемогущего человека, пусть даже с именем Иисуса на устах, в реальности переключает ориентацию верующего че­ловека с Божьего на человеческое, что лишает истинного пути правды, без которого, как писал Исаия, Сион не обретет спа­сение.

В любом случае: или это искушение богатством, или сию­минутным признанием и славой, либо властью над царствами и народами, престол нашего сердца кто-то занимает, и этот кто- то, увы, не Бог, но либо идол, либо наше собственное «я», за ко­торым также будет скрываться антихрист. Поэтому под конец своего представления новоявленному антихристу более ничего серьезного не останется, как только под умоляющие просьбы мировых правительств и под одобрение религиозной элиты уже де-факто воссесть на троне храма Божьего, чтобы объявить себя богом, поскольку на троне сердца — духовного Иерусали­ма человека, он уже давно воссел и правит. Это всегда было конечной целью дьявола, ради которой он не перестает мутить чистую воду Божьей правды на протяжении всей истории че­ловечества. В итоге под занавес истории человечества мы уви­дим, как зверь, который вышел из бездны и который все это время, оказывается, носил блудницу-церковь, воцарится над царствами земными. Ему отдадут власть цари, купцы и наро­ды, потому что до этого они блудодействовали с его блудницей, упиваясь ее вином, как об этом повествуют 17-я, 18-я и 19-я гла­вы Книги Откровение. Для истинной Церкви это будут самые тяжелые времена испытаний. Но затем, когда истинная Неве­ста Христа будет забрана, и начнутся суды Божьи, все эти люди возненавидят блудницу и разорят и сожгут ее в огне за неправду, которой она поила их все это время: «...выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не под­вергнуться язвам ее; ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее» (Отк. 18:4,5). Призыв Бога к Своему народу «вы­йти от нее» звучит ещё со времен Ветхого Завета, однако ныне это будет последним, что ознаменует начало Его судов. Истре­бление блудницы, как и уничтожение самого зверя и его лже­пророка, когда тот соберет воинство против пришедшего Царя царей и Господа господ, будет финальной сценой и конечным результатом безбожного правления на земле. Преодолеть такое иезуитское искушение последних дней возможно будет только силой возлюбившего нас Иисуса Христа. Всякий, кто преодо­лел эти искушения, прежде всего на личном уровне, подобно Иисусу Христу, обязательно возвратится из пустыни и в силе Духа сможет выстоять против любых козней дьявольских.

Конечно, я не ставил перед собой цели разоблачать какие- либо лжеучения, ереси, движения или теории, хотя очень хо­телось бы обратить внимание на некоторые из них, поскольку вопиющие факты, творящиеся как в традиционных ортодок­сальных, так и в новых церквях, очень огорчают, если не ска­зать больше, — приводят в ужас. Я буквально нахожусь на грани того, чтобы посвятить этому хотя бы немного времени, однако Дух Святой удерживает меня сделать это по двум причинам. Во-первых, основная тема настоящей книги, скорее, как из­бежать проблем заблуждения и неправды на уровне личности, а не доктринальный разбор лжеучений, расходящихся со Сло­вом Божьим. Во-вторых, пусть даже и немного, но существует ряд неплохих семинаров, проповедей и книг, изобличающих лжеучения и ереси, а также исторических и богословских ис­следований, вскрывающих тяжелую правду современного по­ложения церкви и причин ее отступления. Я уверен в духовном принципе: всякий ищущий да найдет, то есть каждый, кто же­лает узнать истинную историю проникновения лжи в церковь и ее современную трансформацию, сможет это сделать, при­ложив к этому немного усилий.

Самое необходимое, что мы должны были понять о за­блуждении, я думаю, мы поняли. Остается ещё одна мысль, на которую меня натолкнули следующие слова Писания: «Ожи­дание праведников — радость, а надежда нечестивых погибнет» (Прит. 10:28). Памятуя о том, что открыл мне Господь о радо­сти, я понял ещё одну непреложную черту заблуждения. На­верно не всегда, но как правило, заблуждение, прогрессируя в жизни человека, повернувшего на путь неправды, забирает и его радость. Проходит эйфория от каких-либо учений или лже­откровений, и наступает пустота. «Наевшись» неплодоносных верований, человек постепенно расстраивается и в результате истощается его прежний запал, проходит и эйфория, о которой он думал как о радости. В таких случаях «спасает» либо очеред­ное новое учение или движение, которое дает более сильную «пилюлю вдохновения», чтобы усилить прежние ощущения, либо отдаление, которое в итоге приводит к затуханию или раз­рыву отношений с Богом. Но на самом деле в жизнь человека должна прийти отрезвляющая правда, которая открывает глаза на весь обман и тот реальный театр военных действий за души людей, что творится в духовном мире Церкви. Просыпаясь от сна, в котором разыгрывалось шоу под названием «духовная жизнь», человек, наконец, встречается с настоящим Богом, благодаря чему обретает свой собственный путь правды и со­путствующие ему мир и радость.

2. Следующая причина, о которой мы поговорим, лишает человека любви. Но сразу спешу предупредить, что это не нена­висть и не злоба. Настоящая любовь имеет удивительное свой­ство — она не только прощает, но и способна даже усиливаться, когда встречается с противодействием зла. Главный враг любви весьма хитер и коварен, хотя с виду представляется довольно безобидным, добрым и слабым. Самое интересное, что мы уже о нем говорили, и поэтому много распространяться о нем я не стану. Имя этому врагу — младенчество.

Как же оно может навредить любви? Ответ лежит на по­верхности. Представьте себе обычного младенца: да, на вид он хорошенький и красивый и даже создает впечатление, что любит тебя, когда смотрит своими маленькими симпатичными глазками, но, на самом деле, в нем нет и не может быть той любви, о которой говорит Христос. Этот человечек ещё нуж­дается в любви и обслуживании, он, скорее, ее потребитель, чем даятель. Поэтому любой человек, застрявший на стадии младенчества, не может утверждать, что он владеет любовью Христа. Безусловно, в нем живет Христос, но он ещё не в со­стоянии использовать ту колоссальную силу любви, наследни­ком которой он является. Получается, что состояние духовно­го младенчества губит любовь, которая по времени уже должна была появиться. Между тем, секрет ее использования довольно прост и зависит лишь от личного побуждения человека в жела­нии помочь, защитить или просто послужить нуждающемуся. Такой человек не может позволить себе быть маленьким, ко­торого нужно учить поступать правильно. Даже если иметь в виду послушного ребенка, он тем не менее будет поступать так, скорее всего, не по своему желанию, а потому, что так надо и его так научили. В его состоянии ещё тяжело осознавать пра­вильность поступка, к тому же ему весьма непросто самому, без внешней помощи, увидеть все ожидающие его искушения и победить старую человеческую природу. Но именно в том и заключается принципиальная разница между младенчеством и зрелостью, когда, наконец, удается перестроить мотивацию собственного сердца и начать мыслить и поступать по правде. Однако успех этой работы возможен только вместе со Христом. И видимый признак ее мы можем ощущать в собственном же­лании следовать велению Духа и совести, а не идти на поводу у плоти, в боях с которой, преодолевая ее сопротивление, мы вынуждены будем сражаться до самой смерти. Главным же де­визом этой борьбы должна стать заветная цель нашего обнов­ленного сердца, которую можно выразить в следующих словах Писания: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его...» (Мф. 6:33), или как молился Моисей: «...открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя...» (Исх. 33:13).

«Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по- младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал му­жем, то оставил младенческое» (1 Кор. 13:11). Нам всем должно пройти этот момент разрыва с приятным детским состоянием и, оторвавшись от «груди» вскармливающих тебя попечителей, а также оставив надежду на то, что кто-то за тебя что-то сделает, стать теми, кто сможет носить бремена других. Но изменение происходит, как замечает апостол Павел, в первую очередь на внутреннем уровне, когда мы начинаем мыслить, рассуждать и говорить не по-детски, а как настоящие мужи Божьи. Проис­ходит что-то вроде второй трансформации, когда мы ещё раз, после того как уверовали во Христа, меняемся, и, капитально пересматривая свои воззрения, начинаем рассуждать, исходя уже не из своих нужд, а из желаний и замыслов Божьих. Меня­ются духовные потребности, жизненный режим, появляются новые ясные цели, открывается интересный мир с влекущими необъятными горизонтами, где нам становится уже не до сна, как это было в младенчестве.

Судите сами, сама природа младенца намекает нам на про­блему духовного младенчества. Поскольку мы говорим о сне, который приходит вследствие усталости, то не то же ли самое происходит с младенцами, которые, не имея в себе сил на боль­шее, тут же засыпают сразу после кормежки, долгого общения или игры? Они настолько слабы, что их порой не хватает даже на обучение, не говоря уже о более серьезных занятиях. Одна­ко при правильном развитии ребенка его сон постепенно ста­новится не таким продолжительным, силы возрастают, и раз за разом Отцу становится возможным все больше загружать взрослеющего человека полезными задачами и несложной работой. Даже если раньше ребенок что-то и делал, он обяза­тельно мог сделать что-то не так. При всей исполнительности и послушании ребенку обычно не дано понять генеральной мотивации совершаемых действий, поэтому он как бы не за­интересован производить их, и делает, потому что так нужно, но зато он расположен к обучению и более легкому копиро­ванию, что и дает порой не очень качественный результат ис­полняемых действий. Принести воды, но при этом разлить все по дороге, навести порядок и заодно помять книги и поломать игрушки, помочь маме на кухне, правда, при этом испачкать всю скатерть, — вот перечень хороших поступков, который можно продолжать бесконечно.

Подводя итог всему тому, что мы говорили о младенче­стве, можно сказать следующее: для духовно растущего чело­века оно является как бы невидимым врагом, крадущим глав­ное божественное качество — возможность любить. Этот враг может поражать как отдельные личности, так и всю церковь, распространяясь в ней как вирус, если условия его восприятия со стороны лидеров и самого церковного общества будут спо­собствовать этому. В конечном счете мы получаем множество недоразвитых, с трудом существующих церквей, не способных проявить себя перед вызовом последних дней. А между тем, на­род мира сего нуждается в появлении крепких и мудрых людей, способных взять ответственность в свои руки. Я уже не говорю о том, что мы, будучи воинами Христа, должны всегда пребы­вать во всеоружии Божьем, как призывает нас Слово Божье. И это уж точно не является уделом церквей, где распростра­нено младенчество, поскольку одним из результатов истинной Церкви должно быть ее единое, как говорит Павел, возраста­ние «...в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13). Другими словами, Церковь должна взрослеть не только с помощью от­дельно взятых личностей, но и целиком, как единый организм, иначе здесь налицо карликовая болезнь с непропорциональ­ным ростом некоторых частей тела, а это уже серьезная про­блема организма.

3. И последнее, что может привести церковь ко сну, — это пресыщенность, о которой мы уже начинали говорить. Здесь также кроется обман: усталость от пресыщенности не выгля­дит, как усталость, ее скорее можно назвать довольством. Од­нако все признаки так называемого довольства указывают нам на усталость. Возьмем, к примеру, пресыщенного едой челове­ка, он выглядит словно уставший, потому что не в состоянии выполнять работу, у него, как у учеников в Гефсиманском саду, тяжелеют глаза, и он медленно погружается в сон. Пресыщен­ность может возникнуть от чего угодно. От богатого образа жизни, который создает иллюзию победы, от убаюкивающего спокойствия, от самоуверенности и гордости, когда человек полагает, что все необходимое он уже нашел, всему научился, и Бог у него «в кармане». Что ещё надо, зачем ещё надеяться, когда все в жизни достигнуто? Ложные ценности «приобретен­ного» обесценивают истинную надежду, которая всегда должна гореть в нас, как в людях, ещё не достигших цели. Слово Бо­жье говорит о надежде, что она «...для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус...» (Евр. 6:19,20). Зачем таким лю­дям этот эфемерный якорь, когда якорь их надежды уже нахо­дится в «надежном» месте и даже вполне ощутим?

В послании к Лаодикийской церкви Господь говорит: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холо­ден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: „я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды“; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ и слеп, и наг» (Отк. 3:15–17). Многие богословы сходятся в том, что седьмая Лаодикийская церковь из тех семи церквей, которым через апостола Иоанна Господь послал Свои настав­ления и обличения, есть церковь последнего, то есть нашего времени. Если рассуждать так, то мы имеем самое что ни на есть точное определение проблемы церкви последнего време­ни — пресыщенность. Пресыщенность учениями, пресыщен­ность или, вернее, усталость от «правильного» образа жизни, но самое частое — это пресыщенность от богатства. Не секрет, что большинство церквей сейчас ни в чем не нуждаются, они огромны, богаты и даже самодостаточны. Какая же тут может быть надежда, да и зачем она? Хотя никто от нее официально не открещивался, и даже с кафедры о ней проповедуется, но в мыслях, разговорах и учениях христиан таких «преуспевающих» церквей ее давно уже нет. Ведь надеются, когда находятся в нуж­де и притеснениях, а если все хорошо, то о надежде забывают, и она перестает быть такой, какой ее видит Господь: «Утешай­тесь надеждою; в скорби будьте терпеливы, в молитве постоян­ны» (Рим. 12:12). От того многие люди и церкви, не нуждаясь в утешении от Духа Святого, сами того не подозревая, на самом деле оказываются перед Господом голы и нищи.

Надежда развивает в нас необходимое качество — терпе­ние, чего сейчас в людях этого мира практически нет. Та же за­раза проникла и в церковь, людям подавай всё сразу и немед­ленно. Им неинтересно, им скучно, нет «движняка». Мы ста­новимся свидетелями, как быстро возводятся церкви, быстро приходят к покаянию, процветают теории быстрого успеха, моментального освобождения. Нас учат, что мы непременно должны добиваться своего и побеждать, ведь Сам Бог с нами. Нас не должны преследовать болезни, поскольку мы опять же с Богом, и мы должны быть успешны во всем. Я не враг всех этих прекрасных обетований, но не всегда в жизни происходит так складно, и уж тем более не по схемам каких-либо учений. Увы, но многое в этих доктринах вырвано из контекста Библии в угоду человеческому желанию, однако Слово Божье говорит: «Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении» (Рим. 8:24,25). Вы не заметили, как ловко и незаметно смещаются акценты? Ведь если обесценить надежду, пропадает необходи­мость в терпении, лишаются смысла такие понятия, как упо­вание, воздержание и даже милость Божья, потому что теперь все должно произойти здесь и сейчас. «Новой вере» незачем надеяться и терпеть, потому что она все может, и она «все­сильна». Ее упование превратилось в обязательства со стороны Бога, как будто между верующим и Богом заключен партнер­ский договор, обязывающий Бога отвечать на любое движение так называемой веры, а благодать, милость и Божий замысел стали уже неактуальны. Но нам никто ничего не должен, тем более Сам Бог. Это состояние очень опасно, потому что в нем и есть та теплота, которая вроде бы и не холодна, но и не горяча в своей любви к Отцу Небесному.

Существует ещё одна серьезная возможность потерять на­дежду. Она также напрямую связана с заблуждением. Все вы­глядит предельно просто: человек заблудился, но верит в пра­вильность своего направления, он ждет результатов, однако Бог не отвечает, как того хочет человек, потому что не может поощрять движение человека в ложном направлении. Так про­исходит и раз, и два, и три вплоть до того момента, пока че­ловек не начинает разочаровываться. Вместо того чтобы заду­маться над своим направлением, он начинает терять надежду в Боге, Который почему-то не отвечает на веру, как то написано в Слове Божьем. Складывается мнение, что Бог подводит, Ему не до меня, а веры, о которой написано в Библии, не существу­ет. Следующее, что может произойти с таким человеком, если он не поймет своей ошибки, — это то, что он разуверится.

Бесспорно, какая-то надежда у человека всегда присутству­ет, но основание надежды нечестивого зиждется на тленном, а надежда праведника как бы якорем связана с Небесами, то есть основана на незыблемом: «Блажен человек, который на Господа возлагает надежду свою, и не обращается к гордым и к уклоня­ющимся ко лжи» (Пс. 39:5). Главное, не спутать теперь первое со вторым, а опасность сделать это всегда существует. Ложной надежде всегда свойственно полагать, что та неправда, кото­рую творит человек, есть воля Божья. Это самое трудное, с чем может столкнуться верующий человек, потому что является искренним заблуждением, которое крайне тяжело изобличить. Можно натворить очень много ошибок, прежде чем понять, что шел неправильно. Но хорошо, если так, а если и этой воз­можности уже не представится? Слово Божье неустанно напо­минает нам: «Смотрите, бодрствуйте, молитесь, ибо не знаете, когда наступит это время. Подобно как бы кто, отходя в путь и оставляя дом свой, дал слугам своим власть, и каждому свое дело, и приказал привратнику бодрствовать. Итак бодрствуй­те, ибо не знаете, когда придет хозяин дома, вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, пришед вне­запно, не нашел вас спящими. А что вам говорю, говорю всем: бодрствуйте» (Мк. 13:33–37).

Контекст всего послания — это путь правды. Путь прав­ды включает в себя намного больше, чем какое-то дело, про­фессию или даже добропорядочное исполнение заповедей, он включает в себя и наше предназначение, которое воплощается в способности быть участником Божьего замысла во всех сфе­рах собственной жизни, даже на самом мелком бытовом уров­не. Только так мы сможем не заснуть и не пропустить главное дело нашей жизни, о котором говорит Христос в Своей притче. Именно для этого Господь дает нам власть, не воспользоваться которой мы не можем, потому что без нее нам не преодолеть лежащие перед нами препятствия. Мы всегда почувствуем эту власть, если будем идти твердо, согласно своему призванию и Слову Божьему. Поэтому главный акцент в притче Иисуса лежит на бодрствовании. В аналогичной притче в Евангелии от Матфея Христос выражает эту мысль более точно: «Блажен тот раб, которого господин его пришед найдет поступающим так» (Мф. 24:46). Бодрствовать означает не переставать посту­пать так, как должно поступать в свете Божьей правды. В част­ности, Матфей вновь обращает наше внимание на лидеров: если они будут бодрствовать, то не дадут вору подкопать свой дом и будут вовремя обеспечивать своих домочадцев пищей. Речь, прежде всего, идёт о духовном значении дома и пищи. Но если лидер ориентируется и надеется на другие манящие высо­ты, то не устоит для вечности тот дом, над которым поставил его Господь, будь то семья или церковь. «Поистине, напрасно надеялись мы на холмы и на множество гор; по истине, в Господе Боге нашем спасение Израилево!» (Иер. 3:23).

Итак, все это время мы с вами — жители Сиона — находи­лись на Елеоне, на котором и проявились все эти проблемы. Но если на Елеоне они у нас проявились, то на Елеоне им и исчез­нуть. Только на этой горе у нас получится расстаться с ложны­ми надеждами на иные холмы и множество других гор, которые привлекают такими удобными учениями и заманивают прият­ными для нашей старой природы приемами.