«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Видео Канал сайта "Путь Правды"
Молитва покаяния
Карта посещений
Мы в соц. сетях
Эдикты августейшего епископа

На протяжении трех веков со времен Самого Иисуса Христа Церковь была гонима. Никакое насилие не помогало дьяволу сломить веру и единство христиан, которое вызывало у него дикую зависть. Наоборот учение Иисуса Христа под давлением с каждым разом лишь набирало силу и авторитет, все больше и больше распространяясь по Римской империи и за ее пределы. Не помогала даже ересь, которой то и дело дьявол пытался развалить изнутри Церковь. В условиях гонений и страданий ничто не могло по-настоящему прижиться в теле Церкви, потому что та ненависть, которую нагнетал дьявол против Церкви, создавала внутри ее искренние и прозрачные условия, благодаря которым беспрепятственно господствовал Дух Святой. В Церкви задерживался лишь только тот, кто по-настоящему верил и любил, другие либо сразу обнаруживались, либо отступали сами. В таких условиях, когда Сам Бог был с ними Церковь разрушить было невозможно.

И вот настал тот момент, когда влияние христианского учения настолько усилилось, что не считаться с людьми, исповедующими Иисуса Христа своим Господом, стало просто невозможно. Думаю именно по этой самой причине в 312 году, находящийся в военном противостоянии с конкурентом августом Лицинием император Константин, обратился к поддержке христиан. Конечно, сегодня существуют предания, которые красиво объясняют причину обращения Константина, но то, что это обращение не было искренним, говорит тот факт, что Константин так и умер язычником, завещав похоронить его по языческим ритуалам. Мало того, что этот человек, присвоив христианству государственный статус, открыл тем самым ворота Церкви для проходимцев и лютых волков, он, оставаясь в сердце язычником, поставил себя над Церковью епископом, самолично приняв ряд указов и эдиктов, чем непоправимо изменил вектор развития христианской религии (см. главу «Три сна церкви» из книги «Путь Правды»). Выступая арбитром в межцерковных спорах, он принял участие в решении многих глубоких апологических вопросов, каждый раз занимая сторону близкого ему еретического богословия (христианизированного язычества), уничтожив в результате внутрицерковного переворота (Никольский собор 325 года) сторонников, отстаивающих истинную христианскую веру (антиохийскую школу). Посредством этого император Константин допустил проникновение в тело Церкви того самого древнего вируса, который позднее, завладев всеми ресурсами новой религии, устроил в ней свои порядки. Далее из истории мы знаем, как лукавый руками сотворенного им религиозного монстра в лице церковной инквизиции, устраняя всякое свободомыслие, снова попытался установить на земле свое единое глобальное мироустройство.

Другими словами произошло следующее: внешне для простых людей, не сведущих о внутренних делах тайных обществ, «христианская» организация внешне оставалась действующей, но по духовной сути была уже пуста. Сыграв на её популярности и даже порой используя имена уничтоженных ими же мучеников, лютые волки вновь нашли механизмы манипулирования сознанием людей на свой лад. Однако и в этот сценарий вмешался Господь, инициировав в лоне католической церкви реформацию, призванную пробудить погрязших в путах ложных догм религии людей. Теперь, чтобы нам выйти на финишную прямую, и понять, каким образом зародились учения, философии и движения призванные подвести поствавилонский миропорядок к своему краху, мы должны обратиться к истории борьбы западной и восточной ветвей расколовшейся христианской церкви.

Эдикты августейшего епископа

На протяжении трех веков со времен Самого Иисуса Христа Церковь была гонима. Никакое насилие не помогало дьяволу сломить веру и единство христиан, которое вызывало у него дикую зависть. Наоборот учение Иисуса Христа под давлением с каждым разом лишь набирало силу и авторитет, все больше и больше распространяясь по Римской империи и за ее пределы. Не помогала даже ересь, которой то и дело дьявол пытался развалить изнутри Церковь. В условиях гонений и страданий ничто не могло по-настоящему прижиться в теле Церкви, потому что та ненависть, которую нагнетал дьявол против Церкви, создавала внутри ее искренние и прозрачные условия, благодаря которым беспрепятственно господствовал Дух Святой. В Церкви задерживался лишь только тот, кто по-настоящему верил и любил, другие либо сразу обнаруживались, либо отступали сами. В таких условиях, когда Сам Бог был с ними Церковь разрушить было невозможно.

И вот настал тот момент, когда влияние христианского учения настолько усилилось, что не считаться с людьми, исповедующими Иисуса Христа своим Господом, стало просто невозможно. Думаю именно по этой самой причине в 312 году, находящийся в военном противостоянии с конкурентом августом Лицинием император Константин, обратился к поддержке христиан. Конечно, сегодня существуют предания, которые красиво объясняют причину обращения Константина, но то, что это обращение не было искренним, говорит тот факт, что Константин так и умер язычником, завещав похоронить его по языческим ритуалам. Мало того, что этот человек, присвоив христианству государственный статус, открыл тем самым ворота Церкви для проходимцев и лютых волков, он, оставаясь в сердце язычником, поставил себя над Церковью епископом, самолично приняв ряд указов и эдиктов, чем непоправимо изменил вектор развития христианской религии (см. главу «Три сна церкви» из книги «Путь Правды»). Выступая арбитром в межцерковных спорах, он принял участие в решении многих глубоких апологических вопросов, каждый раз занимая сторону близкого ему еретического богословия (христианизированного язычества), уничтожив в результате внутрицерковного переворота (Никольский собор 325 года) сторонников, отстаивающих истинную христианскую веру (антиохийскую школу). Посредством этого император Константин допустил проникновение в тело Церкви того самого древнего вируса, который позднее, завладев всеми ресурсами новой религии, устроил в ней свои порядки. Далее из истории мы знаем, как лукавый руками сотворенного им религиозного монстра в лице церковной инквизиции, устраняя всякое свободомыслие, снова попытался установить на земле свое единое глобальное мироустройство.

Другими словами произошло следующее: внешне для простых людей, не сведущих о внутренних делах тайных обществ, «христианская» организация внешне оставалась действующей, но по духовной сути была уже пуста. Сыграв на её популярности и даже порой используя имена уничтоженных ими же мучеников, лютые волки вновь нашли механизмы манипулирования сознанием людей на свой лад. Однако и в этот сценарий вмешался Господь, инициировав в лоне католической церкви реформацию, призванную пробудить погрязших в путах ложных догм религии людей. Теперь, чтобы нам выйти на финишную прямую, и понять, каким образом зародились учения, философии и движения призванные подвести поствавилонский миропорядок к своему краху, мы должны обратиться к истории борьбы западной и восточной ветвей расколовшейся христианской церкви.