«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Видео Канал сайта "Путь Правды"
Молитва покаяния
Карта посещений
Мы в соц. сетях
Плоды пробабилизма

Наконец мы с вами подошли к одной весьма любопытной дате в истории человечества, которая ознаменовала собой крупное изменение тактики сатаны в обольщении и развращении человечества. В 1789 году во Франции произошла так называемая великая французская революция. Конечно, сейчас перед нами не стоит задача глубоко погружаться в историю – в нашем формате общения у нас это просто не получится сделать. Однако распутать основной клубок мировых и церковных процессов мы просто обязаны. Обязаны для того чтобы увидеть, каким образом весь мир и даже саму церковь искусно подвели к «очевидности» идеи глобализации.

Оглядываясь назад в прошлое, я смотрю и удивляюсь, как вся история человечества в результате всех хитросплетений стала довольно яркой демонстрацией самого коварного и лукавого иезуитского принципа, которому до сих пор следуют иезуиты и их современные последователи. Не смотря на то, что этот принцип звучит довольно просто: тезис + антитезис = симбиоз, в нем заложена суть всех происходящих (особенно в наше время) конфликтов, бунтов, войн, революций и даже, на первый взгляд, довольно здравой конкуренции. Но об этом немного попозже.

Сейчас же я предлагаю вновь вернуться к французской революции, а точнее к ее непосредственной предыстории. В 1773 году орден иезуитов был распущен идейным противником иезуитов папой Климентом XIV, который действовал в союзе с европейскими монархами, особенно с французской королевской династией – Бурбонами. Ответ, как мы видим, не замедлил себя ждать – уже в 1789 году произошла первая и самая известная в мире революция, которая не только смела неугодную тайным претендентам на мировое господство – иезуитам династию, но и что много ужасней, породила массу богопротивных идеологий на основании так называемых прав человека, которые были провозглашены на учредительном собрании Франции. Опасность появившихся прав заключалась в том, что человек был подвигнут на открытый бунт развращенной морали. В своей надменности и гордости он теперь бросает дерзкий вызов Творцу и начинает требовать, то о чем раньше еще стеснялся сказать вслух. Права человека, равно как и сама революция дали богатую питательную среду на которой буйным цветом зацвели последующие учения, теории и философии, в том числе такие, как дарвинизм, коммунизм, фашизм, демократия (см. «ДЕМОкратия - что это?») и т.п. Более того, первая декларация знаменитых прав человека и гражданина, которая была принята в год революции, в пику десяти Божьим заповедям была изображена также, как и сами заповеди – на двух скрижалях, оскверненных как самим текстом прав, так и иезуитско-сатанинской символикой.

Об этой революции можно говорить довольно много: и то, что она явилась идеальным примером реализации иезуитской тактики тираноубийства и революций, и то, что она впервые показала лицо и силу так называемых новых тайных обществ, организованных иезуитскими эмиссарами для управления элитами, и то, что теперь инструментом борьбы за власть становятся не только тайные заговоры и перевороты, но и внешнее давление марионеточной толпы. Изменение тактики было продиктовано тем, что теперь в свете приближающейся эпохи просвещения народ, движимый своими идейными вдохновителями постепенно начинал играть все большую роль. С другой стороны примеры многих «строптивых» монархий или того же папы Климента XIV тормозили своей несговорчивостью продвижение плана сатаны по стиранию границ для воплощения его глобалистских целей. Поэтому и понадобились новые идеи, способные захватить своей привлекательностью, как национальную интеллигенцию, таких как Вольтер, Ницше, Маркс, или Герцен, так и простых людей, дабы привить им новое глобалистическое мышление межклассового единства и интернационала.

Таким образом, в ответ на реформацию церкви и снижение влияния ее орденов, тайные общества, имея на тот момент в своих руках финансовые и торговые потоки, переориентировались в новый формат воздействия на мировые процессы. Народные массы посредством внедрения через интеллигенцию были отвлечены от пробуждающей силы Духа Святого новыми народовольческими и межклассовыми идеями, а правящая элита и крупные производственники были захвачены в тиски зародившегося транснационального банковского капитала.

Плоды пробабилизма

Наконец мы с вами подошли к одной весьма любопытной дате в истории человечества, которая ознаменовала собой крупное изменение тактики сатаны в обольщении и развращении человечества. В 1789 году во Франции произошла так называемая великая французская революция. Конечно, сейчас перед нами не стоит задача глубоко погружаться в историю – в нашем формате общения у нас это просто не получится сделать. Однако распутать основной клубок мировых и церковных процессов мы просто обязаны. Обязаны для того чтобы увидеть, каким образом весь мир и даже саму церковь искусно подвели к «очевидности» идеи глобализации.

Оглядываясь назад в прошлое, я смотрю и удивляюсь, как вся история человечества в результате всех хитросплетений стала довольно яркой демонстрацией самого коварного и лукавого иезуитского принципа, которому до сих пор следуют иезуиты и их современные последователи. Не смотря на то, что этот принцип звучит довольно просто: тезис + антитезис = симбиоз, в нем заложена суть всех происходящих (особенно в наше время) конфликтов, бунтов, войн, революций и даже, на первый взгляд, довольно здравой конкуренции. Но об этом немного попозже.

Сейчас же я предлагаю вновь вернуться к французской революции, а точнее к ее непосредственной предыстории. В 1773 году орден иезуитов был распущен идейным противником иезуитов папой Климентом XIV, который действовал в союзе с европейскими монархами, особенно с французской королевской династией – Бурбонами. Ответ, как мы видим, не замедлил себя ждать – уже в 1789 году произошла первая и самая известная в мире революция, которая не только смела неугодную тайным претендентам на мировое господство – иезуитам династию, но и что много ужасней, породила массу богопротивных идеологий на основании так называемых прав человека, которые были провозглашены на учредительном собрании Франции. Опасность появившихся прав заключалась в том, что человек был подвигнут на открытый бунт развращенной морали. В своей надменности и гордости он теперь бросает дерзкий вызов Творцу и начинает требовать, то о чем раньше еще стеснялся сказать вслух. Права человека, равно как и сама революция дали богатую питательную среду на которой буйным цветом зацвели последующие учения, теории и философии, в том числе такие, как дарвинизм, коммунизм, фашизм, демократия (см. «ДЕМОкратия - что это?») и т.п. Более того, первая декларация знаменитых прав человека и гражданина, которая была принята в год революции, в пику десяти Божьим заповедям была изображена также, как и сами заповеди – на двух скрижалях, оскверненных как самим текстом прав, так и иезуитско-сатанинской символикой.

Об этой революции можно говорить довольно много: и то, что она явилась идеальным примером реализации иезуитской тактики тираноубийства и революций, и то, что она впервые показала лицо и силу так называемых новых тайных обществ, организованных иезуитскими эмиссарами для управления элитами, и то, что теперь инструментом борьбы за власть становятся не только тайные заговоры и перевороты, но и внешнее давление марионеточной толпы. Изменение тактики было продиктовано тем, что теперь в свете приближающейся эпохи просвещения народ, движимый своими идейными вдохновителями постепенно начинал играть все большую роль. С другой стороны примеры многих «строптивых» монархий или того же папы Климента XIV тормозили своей несговорчивостью продвижение плана сатаны по стиранию границ для воплощения его глобалистских целей. Поэтому и понадобились новые идеи, способные захватить своей привлекательностью, как национальную интеллигенцию, таких как Вольтер, Ницше, Маркс, или Герцен, так и простых людей, дабы привить им новое глобалистическое мышление межклассового единства и интернационала.

Таким образом, в ответ на реформацию церкви и снижение влияния ее орденов, тайные общества, имея на тот момент в своих руках финансовые и торговые потоки, переориентировались в новый формат воздействия на мировые процессы. Народные массы посредством внедрения через интеллигенцию были отвлечены от пробуждающей силы Духа Святого новыми народовольческими и межклассовыми идеями, а правящая элита и крупные производственники были захвачены в тиски зародившегося транснационального банковского капитала.