«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Глава 2. Два основания веры

Два основания веры

На примере Давида, который всю жизнь взывал к Господу, мы хорошо видим, как можно стать человеком по сердцу Бога. Более того Давид благодаря таким близким отношениям стал отцом Того, Кто не стыдился называть Себя его сыном? Не у него ли нам поучиться, чтобы так же смело и твердо вставать и двигаться по стезям Божьей правды? Ответ на этот вопрос можно начать искать в следующих строках его псалмов: «Но я к Тебе, Господи, взываю, и рано утром молитва моя предваряет Тебя» (Пс. 87:14), и далее: «Предваряю рассвет и взываю; на слово Твое уповаю» (Пс. 118:147). Именно так, не считаясь ни с чем и не давая себе никаких поблажек, взывал Давид! Будучи царем, он мог позволить себе спокойно понежиться с утра в мягкой постели или просто не искать ничьей воли, но нет: «Очи мои предваряют утреннюю стражу, чтобы мне углубляться в сло­во Твое», — с искренней радостью и желанием заявляет Давид (Пс. 118:148). Он все почел тщетным ради своего возлюблен­ного Бога, и жертва сна для него была с избытком восполнена Божьим миром, радостью и откровениями, коими Бог его вел. Кроме того, из Писания мы видим, как в ответ Господь под­держивал его и выравнивал перед ним все пути, помогая ему в каждом деле. Но, главное, Давид знал от Господа свой путь и уверенно двигался по нему, испытывая удовлетворение и имея успех. И никто не мог сдвинуть его с этого пути.

Зададим теперь следующий вопрос: каким образом Давид был настолько уверен, что это давало его вере такое прочное основание? Ответ находим все в тех же приведенных выше стихах из его псалмов: первое основание — это само общение с Господом, через которое он получал личные откровения, и второе — Слово Божье, в которое он каждый раз углублялся, обстоятельно изучая его. Именно это и стало двумя мощными основаниями в его жизни. Первое всегда подтверждает второе, а второе — первое. И поскольку такие основания могут быть только от Бога, они никогда не будут противоречить друг дру­гу, как хорошо пишет об этом апостол Павел: «Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога... соображая духовное с духовным» (1 Кор. 2:12,13). Та­ким образом, сопоставляя, или соображая, как говорил Павел, первое духовное основание, которое является для нас непре­рекаемым авторитетом и записано в Священном Писании, со вторым, которое есть личное откровение от Бога, мы и должны двигаться, каждый по своему пути правды, дабы правильно ис­полнить Божью волю.

«Все пути Господни — милость и истина к хранящим завет Его и откровения Его» (Пс. 24:10). Эти два духовных основания можно обозначить по-разному. Давид, например, первое назвал заветом, что был дан людям в заповедях и законах через Божьих пророков. Он с той же силой постоянно углублялся в них, как и во второе основание – откровения, которые получал непосредственно от Бога в молитве. «А я люблю заповеди Твои более золота, и золота чисто­го. Все повеления Твои, все признаю справедливыми; всякий путь лжи ненавижу. Дивны откровения Твои; потому хранит их душа моя. Откровение слов Твоих просвещает, вразумляет простых» (Пс. 118:127–130). В этих строчках мы видим настолько сильную любовь и жажду Божьих заповедей и Его откровений, что ни на секун­ду не можем усомнится в том, что это и явилось залогом успешных отношений Давида с Богом (и не одного только Давида). Павел же именует эти два духовных основания клятвой, запечатленной в Законе вечным и незыблемым Словом ЛОГОС, и обещанием — живым, данным в личном общении прямо в сердце человека словом РЕМА. Давайте прочитаем, как это описывает более понятным языком современный перевод Нового Завета: «Так и Бог, когда хотел ясно показать наследникам своего обещания неизменность своих намерений, подтвердил их клятвой, чтобы в двух неизменных вещах — в обещании и в клятве, которые у Бога не могут быть ложными,- мы, нашедшие у Него убежище и ухватившиеся за предложенную нам надежду, получили мощное ободрение» (Евр. 6:17,18 — совр. перевод). Мы видим, как неиз­менность Его намерений, или, другими словами, Его замысел, вновь подтверждается в двух непреложных вещах. И это дает нам на нашем пути правды такое же мощное одобрение, какое в свое время имел и Давид.

Итак, какой же вывод, исходя из вышесказанного, мы можем сделать? Первое, с чем сталкивается человек, когда приходит к Богу, — это вера, без которой «угодить Богу не­возможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). Но во что пре­вращается вера, если она не имеет правильного, истинного основания? В зомбирование, фанатизм, религиозность. Это ли хочет видеть Бог? Основанием безупречной веры могут стать лишь две непреложные духовные вещи: Слово Божье и Его откровения. Только в этом случае вера начинает испол­нять свое прямое назначение в человеке — созидать дружбу с Богом. Понимая ЛОГОС Священного Писания как рукопис­ный образ нашего Бога и получая РЕМА личных посланий от Бога как результат наших близких отношений, мы можем с уверенностью сказать, что мы верим. Верим настолько, что непременно будем поступать правильно даже в самых слож­ных обстоятельствах. Верим так, что ничто не сможет по­мешать нам пройти тот путь правды, который положил нам пройти наш любимый Отец.

Теперь давайте коснемся еще одной причины, по которой нам необходимо понимать Слово Божье. Знание и исполнение заповедей, а также наставлений, уставов и законов Божьих, из которых и состоит Священное Писание, является обязатель­ным для правильного совершения правды в нашей собствен­ной жизни. Без их глубокого понимания невозможно будет отсеять имитацию, которую бесконечно — под видом Божьих откровений — подкидывает верующему человеку дьявол. На­писано: «Всё испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фес.5:21). Испытывая Словом Божьим все, что приходит к нам, мы по­нимаем смысл происходящих событий и данных нам открове­ний, даже если они не от Бога. Однажды в своем комментарии к словам Иисуса Христа о Духе Святом, Которого должен был послать Отец (Ин. 14:26), комментатор Баркли сказал: «Нам нужно найти не столько истину, потому что Христос открыл нам истину, сколько значение этой истины». Вот и выходит, что без каждодневного молитвенного погружения и размышления над Писанием невозможно понять общего Божьего замысла, которым Господь пропитал Свое Слово, и увидеть себя в этом замысле, даже если вас накроет лавина Божьих откровений, над которыми также необходимо духовное размышление в свете Священного Писания, как это делал в своей жизни Да­вид. «Как люблю я закон Твой! весь день размышляю о нем. Запо­ведию Твоею Ты соделал меня мудрее врагов моих; ибо она всегда со мною. Я стал разумнее всех учителей моих, ибо размышляю об откровениях Твоих» (Пс. 118:97–99). Обратите внимание, что Давид, соблюдая духовную логику, допускает размышления о полученных им откровениях лишь в свете постоянных раз­мышлений о Законе. Если, скажем, размышлять только о За­коне, то можно полностью нивелировать индивидуальное при­звание человека, которое дается ему через личные откровения. Поступая так, можно превратить свои размышления о Слове просто в богословское пустословие, а это лишь убьет нашу веру и отпугнет остальных людей. Если же размышлять только об откровениях, не соизмеряя их с Законом, то не подкрепленное Словом Божьим «призвание» рискует стать отсебятиной или даже обольщением от сатаны. Это также приводит к кризису веры и катастрофе личных отношений между людьми, потому что незаметно возводит непроверенные, мало-мальски похо­жие на Божьи откровения в ранг идола, которому будут вы­нуждены поклоняться все, если вдруг получателем этих откро­вений явится пастор (о чем мы также будем говорить в будущих главах).

Являясь результатом личных отношений со Христом, вто­рое основание находит себе место как в молитве, так и в по­вседневной жизни человека. Только личные отношения с Бо­гом могут дать гарантию того, что откровения, которые нужны, чтобы двигаться путем правды, будут присутствовать в нашей жизни. Одному Господу известны те пути, которыми нам сле­дует пройти, и значит, только Он может дать нам откровение и указать истинный путь. Господу нет никакого резона разгова­ривать с теми, кто не стремится поддерживать с Ним личные отношения и не любит Его, как и у нас нет ни одной причины открывать свое сердце тем, кого оно совершенно не интере­сует. «Иуда, не Искариот, говорит Ему <Иисусу>: Господи! что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру? Иисус сказал ему в ответ: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14:22,23). Другими словами, Господь дает понять, что нет смысла являть Себя тем, кто не любит Его и не собирается со­блюдать Его слово. А если мы не стремимся к Нему, то и нечего ждать Его откровений и уж тем более обителей мира и радости, которые творит Господь в наших сердцах по Своему приходу. Правильно ли в таком случае надеяться на то, что мы сами без Него сможем пройти этот путь должным образом, ибо Иисус сказал: «…без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5б)?

Если же мы влюблены в Него и желаем Его присутствия в своей жизни, когда Его интересы становятся нашими, а испол­нение заповедей не обузой, а отрадой, тогда в наших отноше­ниях с Господом возникает то, что мы называем личными отно­шениями. Только в этом случае мы можем ожидать Иисуса как друга, и только на таких условиях нам возможно познать Его лично. «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам» (Ин. 14:21). Когда Он при­ходит вместе с Отцом, Они творят в нашей душе обитель. Лишь в такой небесной дружеской обстановке нам можно ожидать от­кровений, поскольку каждое слово, сказанное Господом, есть откровение. Теперь нам следует немного притормозить: мы задеваем сейчас в высшей степени важную и ин­тересную тему. Для того чтобы иметь четкое представление, ка­кую роль должно играть Божье откровение в жизни человека, идущего путем правды, нам с вами нужно погрузиться в откровение следующей главы.

Глава 2. Два основания веры

Два основания веры

На примере Давида, который всю жизнь взывал к Господу, мы хорошо видим, как можно стать человеком по сердцу Бога. Более того Давид благодаря таким близким отношениям стал отцом Того, Кто не стыдился называть Себя его сыном? Не у него ли нам поучиться, чтобы так же смело и твердо вставать и двигаться по стезям Божьей правды? Ответ на этот вопрос можно начать искать в следующих строках его псалмов: «Но я к Тебе, Господи, взываю, и рано утром молитва моя предваряет Тебя» (Пс. 87:14), и далее: «Предваряю рассвет и взываю; на слово Твое уповаю» (Пс. 118:147). Именно так, не считаясь ни с чем и не давая себе никаких поблажек, взывал Давид! Будучи царем, он мог позволить себе спокойно понежиться с утра в мягкой постели или просто не искать ничьей воли, но нет: «Очи мои предваряют утреннюю стражу, чтобы мне углубляться в сло­во Твое», — с искренней радостью и желанием заявляет Давид (Пс. 118:148). Он все почел тщетным ради своего возлюблен­ного Бога, и жертва сна для него была с избытком восполнена Божьим миром, радостью и откровениями, коими Бог его вел. Кроме того, из Писания мы видим, как в ответ Господь под­держивал его и выравнивал перед ним все пути, помогая ему в каждом деле. Но, главное, Давид знал от Господа свой путь и уверенно двигался по нему, испытывая удовлетворение и имея успех. И никто не мог сдвинуть его с этого пути.

Зададим теперь следующий вопрос: каким образом Давид был настолько уверен, что это давало его вере такое прочное основание? Ответ находим все в тех же приведенных выше стихах из его псалмов: первое основание — это само общение с Господом, через которое он получал личные откровения, и второе — Слово Божье, в которое он каждый раз углублялся, обстоятельно изучая его. Именно это и стало двумя мощными основаниями в его жизни. Первое всегда подтверждает второе, а второе — первое. И поскольку такие основания могут быть только от Бога, они никогда не будут противоречить друг дру­гу, как хорошо пишет об этом апостол Павел: «Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога... соображая духовное с духовным» (1 Кор. 2:12,13). Та­ким образом, сопоставляя, или соображая, как говорил Павел, первое духовное основание, которое является для нас непре­рекаемым авторитетом и записано в Священном Писании, со вторым, которое есть личное откровение от Бога, мы и должны двигаться, каждый по своему пути правды, дабы правильно ис­полнить Божью волю.

«Все пути Господни — милость и истина к хранящим завет Его и откровения Его» (Пс. 24:10). Эти два духовных основания можно обозначить по-разному. Давид, например, первое назвал заветом, что был дан людям в заповедях и законах через Божьих пророков. Он с той же силой постоянно углублялся в них, как и во второе основание – откровения, которые получал непосредственно от Бога в молитве. «А я люблю заповеди Твои более золота, и золота чисто­го. Все повеления Твои, все признаю справедливыми; всякий путь лжи ненавижу. Дивны откровения Твои; потому хранит их душа моя. Откровение слов Твоих просвещает, вразумляет простых» (Пс. 118:127–130). В этих строчках мы видим настолько сильную любовь и жажду Божьих заповедей и Его откровений, что ни на секун­ду не можем усомнится в том, что это и явилось залогом успешных отношений Давида с Богом (и не одного только Давида). Павел же именует эти два духовных основания клятвой, запечатленной в Законе вечным и незыблемым Словом ЛОГОС, и обещанием — живым, данным в личном общении прямо в сердце человека словом РЕМА. Давайте прочитаем, как это описывает более понятным языком современный перевод Нового Завета: «Так и Бог, когда хотел ясно показать наследникам своего обещания неизменность своих намерений, подтвердил их клятвой, чтобы в двух неизменных вещах — в обещании и в клятве, которые у Бога не могут быть ложными,- мы, нашедшие у Него убежище и ухватившиеся за предложенную нам надежду, получили мощное ободрение» (Евр. 6:17,18 — совр. перевод). Мы видим, как неиз­менность Его намерений, или, другими словами, Его замысел, вновь подтверждается в двух непреложных вещах. И это дает нам на нашем пути правды такое же мощное одобрение, какое в свое время имел и Давид.

Итак, какой же вывод, исходя из вышесказанного, мы можем сделать? Первое, с чем сталкивается человек, когда приходит к Богу, — это вера, без которой «угодить Богу не­возможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). Но во что пре­вращается вера, если она не имеет правильного, истинного основания? В зомбирование, фанатизм, религиозность. Это ли хочет видеть Бог? Основанием безупречной веры могут стать лишь две непреложные духовные вещи: Слово Божье и Его откровения. Только в этом случае вера начинает испол­нять свое прямое назначение в человеке — созидать дружбу с Богом. Понимая ЛОГОС Священного Писания как рукопис­ный образ нашего Бога и получая РЕМА личных посланий от Бога как результат наших близких отношений, мы можем с уверенностью сказать, что мы верим. Верим настолько, что непременно будем поступать правильно даже в самых слож­ных обстоятельствах. Верим так, что ничто не сможет по­мешать нам пройти тот путь правды, который положил нам пройти наш любимый Отец.

Теперь давайте коснемся еще одной причины, по которой нам необходимо понимать Слово Божье. Знание и исполнение заповедей, а также наставлений, уставов и законов Божьих, из которых и состоит Священное Писание, является обязатель­ным для правильного совершения правды в нашей собствен­ной жизни. Без их глубокого понимания невозможно будет отсеять имитацию, которую бесконечно — под видом Божьих откровений — подкидывает верующему человеку дьявол. На­писано: «Всё испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фес.5:21). Испытывая Словом Божьим все, что приходит к нам, мы по­нимаем смысл происходящих событий и данных нам открове­ний, даже если они не от Бога. Однажды в своем комментарии к словам Иисуса Христа о Духе Святом, Которого должен был послать Отец (Ин. 14:26), комментатор Баркли сказал: «Нам нужно найти не столько истину, потому что Христос открыл нам истину, сколько значение этой истины». Вот и выходит, что без каждодневного молитвенного погружения и размышления над Писанием невозможно понять общего Божьего замысла, которым Господь пропитал Свое Слово, и увидеть себя в этом замысле, даже если вас накроет лавина Божьих откровений, над которыми также необходимо духовное размышление в свете Священного Писания, как это делал в своей жизни Да­вид. «Как люблю я закон Твой! весь день размышляю о нем. Запо­ведию Твоею Ты соделал меня мудрее врагов моих; ибо она всегда со мною. Я стал разумнее всех учителей моих, ибо размышляю об откровениях Твоих» (Пс. 118:97–99). Обратите внимание, что Давид, соблюдая духовную логику, допускает размышления о полученных им откровениях лишь в свете постоянных раз­мышлений о Законе. Если, скажем, размышлять только о За­коне, то можно полностью нивелировать индивидуальное при­звание человека, которое дается ему через личные откровения. Поступая так, можно превратить свои размышления о Слове просто в богословское пустословие, а это лишь убьет нашу веру и отпугнет остальных людей. Если же размышлять только об откровениях, не соизмеряя их с Законом, то не подкрепленное Словом Божьим «призвание» рискует стать отсебятиной или даже обольщением от сатаны. Это также приводит к кризису веры и катастрофе личных отношений между людьми, потому что незаметно возводит непроверенные, мало-мальски похо­жие на Божьи откровения в ранг идола, которому будут вы­нуждены поклоняться все, если вдруг получателем этих откро­вений явится пастор (о чем мы также будем говорить в будущих главах).

Являясь результатом личных отношений со Христом, вто­рое основание находит себе место как в молитве, так и в по­вседневной жизни человека. Только личные отношения с Бо­гом могут дать гарантию того, что откровения, которые нужны, чтобы двигаться путем правды, будут присутствовать в нашей жизни. Одному Господу известны те пути, которыми нам сле­дует пройти, и значит, только Он может дать нам откровение и указать истинный путь. Господу нет никакого резона разгова­ривать с теми, кто не стремится поддерживать с Ним личные отношения и не любит Его, как и у нас нет ни одной причины открывать свое сердце тем, кого оно совершенно не интере­сует. «Иуда, не Искариот, говорит Ему <Иисусу>: Господи! что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру? Иисус сказал ему в ответ: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14:22,23). Другими словами, Господь дает понять, что нет смысла являть Себя тем, кто не любит Его и не собирается со­блюдать Его слово. А если мы не стремимся к Нему, то и нечего ждать Его откровений и уж тем более обителей мира и радости, которые творит Господь в наших сердцах по Своему приходу. Правильно ли в таком случае надеяться на то, что мы сами без Него сможем пройти этот путь должным образом, ибо Иисус сказал: «…без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5б)?

Если же мы влюблены в Него и желаем Его присутствия в своей жизни, когда Его интересы становятся нашими, а испол­нение заповедей не обузой, а отрадой, тогда в наших отноше­ниях с Господом возникает то, что мы называем личными отно­шениями. Только в этом случае мы можем ожидать Иисуса как друга, и только на таких условиях нам возможно познать Его лично. «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам» (Ин. 14:21). Когда Он при­ходит вместе с Отцом, Они творят в нашей душе обитель. Лишь в такой небесной дружеской обстановке нам можно ожидать от­кровений, поскольку каждое слово, сказанное Господом, есть откровение. Теперь нам следует немного притормозить: мы задеваем сейчас в высшей степени важную и ин­тересную тему. Для того чтобы иметь четкое представление, ка­кую роль должно играть Божье откровение в жизни человека, идущего путем правды, нам с вами нужно погрузиться в откровение следующей главы.