«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
«От Ситтима до Галгала»

Поскольку ссора является крайней формой разногласия, которое в действительности было заложено в отношения меж­ду людьми задолго до того, как она произошла, то и искать, чем она вызвана, следует не в обстоятельствах, которые спровоци­ровали саму ссору, а в ещё более глубоких причинах, которые некогда повлияли на отношения и привели к конфликту. Но сначала давайте откажемся от удобного для виновной стороны мифа о том, что в ссоре или раздоре одинаково виноваты все участники. Это неверно, поскольку всегда в таких ситуациях существует сторона зачинщик, которая, как правило, нахо­дится намного дальше от истины, чем ее оппонент. Вынужден согласиться с теми, кто говорит, что если ссора уже началась, трудно не испачкаться всем, кто в ней был задействован. Од­нако это обычно происходит там, где виновная сторона не го­това признавать свои ошибки и поэтому заинтересована в том, чтобы измазать с помощью клеветы или какой-то провокации другую сторону, действия которой ее раздражают.

Мы не будем сейчас погружаться в размышления о том, что говорит нам Слово Божье о конфликтах. Достаточно сказать, что в любом противостоянии для Господа есть как более пра­вая, так и менее правая стороны, если речь, конечно, не идёт об отстаивании человеком порока и греха (в последнем случае нетрудно догадаться, на чьей стороне выступит Бог). Но имен­но в этом и заключается вся тонкость вопроса: что ты отста­иваешь истину или собственные недостатки? Нечто подоб­ное случилось в споре между Петром и Павлом, когда Петр, прикрываясь законом, внушил самому себе, что он отстаивает интересы Бога, а на самом деле прятал свой страх перед едино­верцами (Гал. 2:11–14). Истина же такова, что правой можно считать ту сторону, которая более являет правду Божью, чем ту, которая противится ей. При этом истина не зависит от того, со щитом будет правая сторона в этом конфликте или на щите, поскольку мы прекрасно понимаем, что окончательно Божья правда выстроится лишь в вечности.

Итак, можно с уверенностью сказать, что виновная сторо­на та, которая первая по отношению к близким допустила в свою жизнь неправду или, другими словами, осуждение, одно­временно продолжая глупо упорствовать в этой неправде даже тогда, когда встала перед обличающим ее фактом. Так было и в жизни «друзей» Иова: ссоры ещё нет, а недовольство в серд­це растет, но стоило только Иову обличить грех, как тут же не­довольство переросло в раздор. А, между тем, для «друзей» это был хороший повод задуматься о причине своей недоброже­лательной реакции, но вместо этого они предпочли обвинять Иова, несмотря на то, что он ничего предосудительного по от­ношению к ним не делал.

Иаков же, минуя все эти размышления, сразу напрямую обращается к виновной стороне в надежде, что их совесть ещё может услышать его слова: «Откуда у вас вражды и распри? не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? Желаете — и не имеете; убиваете и завидуете — и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете — и не имеете, пото­му что не просите; просите, и не получаете, потому что про­сите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак. 4:1–3). Увы, должен разочаровать тех, кто думает, что в этих стихах речь идёт о вожделениях к каким-либо материаль­ным благам: деньгам, одежде, еде, технике или, скажем, недви­жимости. Здесь также не говорится и о таких душевных при­страстиях, как отдых или развлечение. Иаков говорит только о людях, а точнее, об отношениях между ними. И это достаточно легко понять.

Во-первых, сама постановка вопроса говорит об этом: «Отку­да у вас вражды и распри?» То есть Иаков пытается найти причину ненормальных отношений между христианами. Во-вторых, такие слова, как «убиваете», «завидуете», «препираетесь», «враждуете» обычно применяются только к людям и их взаимоотношениям. Единственное, что нас может сбить с толку, это слово «желае­те», потому что его значение, как и значение слова «вожделе­ние», может быть связано с чем-то материальным или душев­ным. Но если такое допустить, то данный текст из Послания Иакова будет выглядеть довольно сумбурно и нелогично.

Чувство желания, а также вожделения, которое в других переводах Библии переведено словом «страсть», Иаков на са­мом деле использовал по отношению к людям. Безусловно, под страстью и желанием он не имел в виду половое влечение, об этом явно греховном чувстве неуместно просить у Бога. Един­ственное, что разумно объясняет все последующие проблемы, о которых упоминает Иаков, и сам факт вражды, это страсть доминировать и желание видеть в неудобном для себя человеке такую личность, которая отвечает всем требованиям и претен­зиям, возникающим к ней. Увы, но это настолько распро­страненная проблема в отношениях между близкими людь­ми, что в этом мире ее давно уже не считают чересчур тра­гичной. С одной стороны, есть гораздо более страшные грехи, в которых захлебывается мир, а с другой стороны, люди этого мира приноровились быстро выходить из подобных ситуаций, просто переставая быть близкими. Правда, как только речь за­ходит о Церкви и об отношениях, построенных на основе ре­лигии, данная проблема приобретает довольно катастрофиче­ский характер. Я подчеркиваю, именно на основе религии, и этот усугубляющий фактор является своего рода мощным ка­тализатором, о котором мы уже отчасти говорили, когда раз­бирали тему обманутого сердца и лжепророков.

«Они каждый день ищут Меня и хотят знать пути Мои, как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога своего; они вопрошают Меня о судах правды, желают приближе­ния к Богу: „Почему мы постимся, а Ты не видишь? смиряем души свои, а Ты не знаешь?“ — Вот, в день поста вашего вы исполняете волю вашу и требуете тяжких трудов от других. Вот, вы пости­тесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте» (Ис. 58:2–4). Удивительным образом слова Господа, сказанные Божьему народу через пророка Исаию ещё задолго до появления Иисуса Христа, вторят схожему увеще­ванию Иакова, которое он сделал по велению Духа Святого. И там и тут говорится о тайных желаниях людей, могущих по­влиять на судьбы своих ближних, и о том, к чему они приводят. Однако через пророка Исаию Господь напрямую указывает, что это есть ваша воля требовать от других то, что удовлетво­рит лишь вашу значимость и самомнение. Оказывается, такие люди в своем патологическом желании увидеть результат своих требований и претензий в других, доходят до того, что даже по­стятся для этого, но в результате получается, что постятся они для ссор и распрей. Но почему же для ссор и распрей, ведь они, скорее всего, об этом даже и не думали, когда вынашивали свои желания и начинали пост? Потому что такие люди нагло пола­гают, что уж если они молились и даже постились за какого-то «проблемного» человека или за некое разрешение ситуации, то у них теперь есть все основания и даже право от Бога не только ожидать или требовать этого, но и прибегать к соответствую­щим мерам в случае неисполнения ожидаемого. Однако все это выливается лишь в банальную вражду и конфликт. При этом, конечно, не сам пост или молитва являются проявлением не­правды, а искаженные мотивы сердца, о которых мы уже много раз говорили.

Теперь мы видим, что данная проблема не возникла на ровном месте, она является хронической, а ее корни уходят в глубокую древность. Ее живучесть объясняется тем, что она яв­ляется самым удачным опытом сатаны в деле противостояния Богу на земле. А ее находчивость заключается в том, что лу­кавому удалось найти эффективный способ устранения своего врага на земле, вопреки Божьему обетованию, которое не дает ему право в прямом и открытом противостоянии одержать верх над святым, который отделен от мира и греха. Ибо это обето­вание заверяет нас в том, что Сам Бог вступится и осилит всех врагов, которые выступят против Его народа. Однако в один прекрасный для себя момент лукавый применил новую хитрую тактику совращения людей с пути Божьего, когда по совету Ва­лаама Валаак царь Моавитский, желая поражения Израиля, ввел Божий народ в грех, и тот пустился во все тяжкие. Это был первый, столь трагичный по своим результатам, случай, ког­да весь Израиль, совратившись в блудодействии, отступил от Бога. Об этом случае напоминает нам пророк Михей, указывая на него как на первопричину всех проблем, дабы люди, уви­дев последствия таких событий, поняли, что от них хочет Бог. «Народ Мой! вспомни, что замышлял Валак, царь Моавитский, и что отвечал ему Валаам, сын Веоров, и что происходило от Ситтима до Галгал, чтобы познать тебе праведные действия Го­сподни» (Мих.6:5). Ситтим — это то самое место, откуда народ Израильский начал блудодействовать с дочерьми Моава. «Вот они (дочери Моава — от авт.), по совету Валаамову, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа в угож­дение Фегору, за что и поражение было в обществе Господнем» (Чис. 31:16). А Галгал (Галгалы) — это то, к чему впоследствии пришел Божий народ, сделав это место главным городом идо­лопоклонства во всём Израиле.

В Ситтиме сатана избрал другую тактику: он не пошел лоб в лоб, а заразил тело народа, осквернив его и сделав его непри­годным для исполнения Божьей правды, благодаря которой можно было жить в победе под полной Божьей защитой. Зная духовные законы, которые указывают на приоритет Божьего замысла, сатана решил отвлечь Божий народ от него и тем са­мым лишить его смысла существования. «Оставивши прямой путь, они заблудились, идя по следам Валаама, сына Восорова…» (2 Пет. 2:15) В этом и заключался замысел сатаны: перестав идти по прямому пути, люди перестают отстаивать правду, что лукавому и надо, потому что тогда уже не он, а Сам Бог прини­мается за Собственный народ, дабы исправить то, что хромает.

Наряду с прочими народами Израиль становится против­ником Божьего замысла. Но такой народ не только теряет по­кровительство своего Бога, он, по сути, становится Ему вра­гом, поскольку Господь противник всякой неправды. Написа­но, что «тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, ярость и гнев» (Рим. 2:8). Вот и следуют за этим отступлением последствия, на сей глупый и упорствую­щий народ: «беда за бедою; вся земля опустошается, внезапно разорены шатры мои, мгновенно — палатки мои... Это от того, что народ Мой глуп — не знает Меня; неразумные они дети, и нет у них смысла; они умны на зло, но добра делать не умеют» (Иер. 4:20–22), и это уже далеко не наивный Ситтим, но на­стоящий упорствующий в своем неразумении Галгал. Схожие в этом смысле послания Иакова и пророка Исаии дают нам понять, каким образом эти пороки, о которых мы только что говорили, умудряются перекочевать из мира и приживаться в теле Церкви, которая призвана быть без пятна и порока.

«От Ситтима до Галгала»

Поскольку ссора является крайней формой разногласия, которое в действительности было заложено в отношения меж­ду людьми задолго до того, как она произошла, то и искать, чем она вызвана, следует не в обстоятельствах, которые спровоци­ровали саму ссору, а в ещё более глубоких причинах, которые некогда повлияли на отношения и привели к конфликту. Но сначала давайте откажемся от удобного для виновной стороны мифа о том, что в ссоре или раздоре одинаково виноваты все участники. Это неверно, поскольку всегда в таких ситуациях существует сторона зачинщик, которая, как правило, нахо­дится намного дальше от истины, чем ее оппонент. Вынужден согласиться с теми, кто говорит, что если ссора уже началась, трудно не испачкаться всем, кто в ней был задействован. Од­нако это обычно происходит там, где виновная сторона не го­това признавать свои ошибки и поэтому заинтересована в том, чтобы измазать с помощью клеветы или какой-то провокации другую сторону, действия которой ее раздражают.

Мы не будем сейчас погружаться в размышления о том, что говорит нам Слово Божье о конфликтах. Достаточно сказать, что в любом противостоянии для Господа есть как более пра­вая, так и менее правая стороны, если речь, конечно, не идёт об отстаивании человеком порока и греха (в последнем случае нетрудно догадаться, на чьей стороне выступит Бог). Но имен­но в этом и заключается вся тонкость вопроса: что ты отста­иваешь истину или собственные недостатки? Нечто подоб­ное случилось в споре между Петром и Павлом, когда Петр, прикрываясь законом, внушил самому себе, что он отстаивает интересы Бога, а на самом деле прятал свой страх перед едино­верцами (Гал. 2:11–14). Истина же такова, что правой можно считать ту сторону, которая более являет правду Божью, чем ту, которая противится ей. При этом истина не зависит от того, со щитом будет правая сторона в этом конфликте или на щите, поскольку мы прекрасно понимаем, что окончательно Божья правда выстроится лишь в вечности.

Итак, можно с уверенностью сказать, что виновная сторо­на та, которая первая по отношению к близким допустила в свою жизнь неправду или, другими словами, осуждение, одно­временно продолжая глупо упорствовать в этой неправде даже тогда, когда встала перед обличающим ее фактом. Так было и в жизни «друзей» Иова: ссоры ещё нет, а недовольство в серд­це растет, но стоило только Иову обличить грех, как тут же не­довольство переросло в раздор. А, между тем, для «друзей» это был хороший повод задуматься о причине своей недоброже­лательной реакции, но вместо этого они предпочли обвинять Иова, несмотря на то, что он ничего предосудительного по от­ношению к ним не делал.

Иаков же, минуя все эти размышления, сразу напрямую обращается к виновной стороне в надежде, что их совесть ещё может услышать его слова: «Откуда у вас вражды и распри? не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? Желаете — и не имеете; убиваете и завидуете — и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете — и не имеете, пото­му что не просите; просите, и не получаете, потому что про­сите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак. 4:1–3). Увы, должен разочаровать тех, кто думает, что в этих стихах речь идёт о вожделениях к каким-либо материаль­ным благам: деньгам, одежде, еде, технике или, скажем, недви­жимости. Здесь также не говорится и о таких душевных при­страстиях, как отдых или развлечение. Иаков говорит только о людях, а точнее, об отношениях между ними. И это достаточно легко понять.

Во-первых, сама постановка вопроса говорит об этом: «Отку­да у вас вражды и распри?» То есть Иаков пытается найти причину ненормальных отношений между христианами. Во-вторых, такие слова, как «убиваете», «завидуете», «препираетесь», «враждуете» обычно применяются только к людям и их взаимоотношениям. Единственное, что нас может сбить с толку, это слово «желае­те», потому что его значение, как и значение слова «вожделе­ние», может быть связано с чем-то материальным или душев­ным. Но если такое допустить, то данный текст из Послания Иакова будет выглядеть довольно сумбурно и нелогично.

Чувство желания, а также вожделения, которое в других переводах Библии переведено словом «страсть», Иаков на са­мом деле использовал по отношению к людям. Безусловно, под страстью и желанием он не имел в виду половое влечение, об этом явно греховном чувстве неуместно просить у Бога. Един­ственное, что разумно объясняет все последующие проблемы, о которых упоминает Иаков, и сам факт вражды, это страсть доминировать и желание видеть в неудобном для себя человеке такую личность, которая отвечает всем требованиям и претен­зиям, возникающим к ней. Увы, но это настолько распро­страненная проблема в отношениях между близкими людь­ми, что в этом мире ее давно уже не считают чересчур тра­гичной. С одной стороны, есть гораздо более страшные грехи, в которых захлебывается мир, а с другой стороны, люди этого мира приноровились быстро выходить из подобных ситуаций, просто переставая быть близкими. Правда, как только речь за­ходит о Церкви и об отношениях, построенных на основе ре­лигии, данная проблема приобретает довольно катастрофиче­ский характер. Я подчеркиваю, именно на основе религии, и этот усугубляющий фактор является своего рода мощным ка­тализатором, о котором мы уже отчасти говорили, когда раз­бирали тему обманутого сердца и лжепророков.

«Они каждый день ищут Меня и хотят знать пути Мои, как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога своего; они вопрошают Меня о судах правды, желают приближе­ния к Богу: „Почему мы постимся, а Ты не видишь? смиряем души свои, а Ты не знаешь?“ — Вот, в день поста вашего вы исполняете волю вашу и требуете тяжких трудов от других. Вот, вы пости­тесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте» (Ис. 58:2–4). Удивительным образом слова Господа, сказанные Божьему народу через пророка Исаию ещё задолго до появления Иисуса Христа, вторят схожему увеще­ванию Иакова, которое он сделал по велению Духа Святого. И там и тут говорится о тайных желаниях людей, могущих по­влиять на судьбы своих ближних, и о том, к чему они приводят. Однако через пророка Исаию Господь напрямую указывает, что это есть ваша воля требовать от других то, что удовлетво­рит лишь вашу значимость и самомнение. Оказывается, такие люди в своем патологическом желании увидеть результат своих требований и претензий в других, доходят до того, что даже по­стятся для этого, но в результате получается, что постятся они для ссор и распрей. Но почему же для ссор и распрей, ведь они, скорее всего, об этом даже и не думали, когда вынашивали свои желания и начинали пост? Потому что такие люди нагло пола­гают, что уж если они молились и даже постились за какого-то «проблемного» человека или за некое разрешение ситуации, то у них теперь есть все основания и даже право от Бога не только ожидать или требовать этого, но и прибегать к соответствую­щим мерам в случае неисполнения ожидаемого. Однако все это выливается лишь в банальную вражду и конфликт. При этом, конечно, не сам пост или молитва являются проявлением не­правды, а искаженные мотивы сердца, о которых мы уже много раз говорили.

Теперь мы видим, что данная проблема не возникла на ровном месте, она является хронической, а ее корни уходят в глубокую древность. Ее живучесть объясняется тем, что она яв­ляется самым удачным опытом сатаны в деле противостояния Богу на земле. А ее находчивость заключается в том, что лу­кавому удалось найти эффективный способ устранения своего врага на земле, вопреки Божьему обетованию, которое не дает ему право в прямом и открытом противостоянии одержать верх над святым, который отделен от мира и греха. Ибо это обето­вание заверяет нас в том, что Сам Бог вступится и осилит всех врагов, которые выступят против Его народа. Однако в один прекрасный для себя момент лукавый применил новую хитрую тактику совращения людей с пути Божьего, когда по совету Ва­лаама Валаак царь Моавитский, желая поражения Израиля, ввел Божий народ в грех, и тот пустился во все тяжкие. Это был первый, столь трагичный по своим результатам, случай, ког­да весь Израиль, совратившись в блудодействии, отступил от Бога. Об этом случае напоминает нам пророк Михей, указывая на него как на первопричину всех проблем, дабы люди, уви­дев последствия таких событий, поняли, что от них хочет Бог. «Народ Мой! вспомни, что замышлял Валак, царь Моавитский, и что отвечал ему Валаам, сын Веоров, и что происходило от Ситтима до Галгал, чтобы познать тебе праведные действия Го­сподни» (Мих.6:5). Ситтим — это то самое место, откуда народ Израильский начал блудодействовать с дочерьми Моава. «Вот они (дочери Моава — от авт.), по совету Валаамову, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа в угож­дение Фегору, за что и поражение было в обществе Господнем» (Чис. 31:16). А Галгал (Галгалы) — это то, к чему впоследствии пришел Божий народ, сделав это место главным городом идо­лопоклонства во всём Израиле.

В Ситтиме сатана избрал другую тактику: он не пошел лоб в лоб, а заразил тело народа, осквернив его и сделав его непри­годным для исполнения Божьей правды, благодаря которой можно было жить в победе под полной Божьей защитой. Зная духовные законы, которые указывают на приоритет Божьего замысла, сатана решил отвлечь Божий народ от него и тем са­мым лишить его смысла существования. «Оставивши прямой путь, они заблудились, идя по следам Валаама, сына Восорова…» (2 Пет. 2:15) В этом и заключался замысел сатаны: перестав идти по прямому пути, люди перестают отстаивать правду, что лукавому и надо, потому что тогда уже не он, а Сам Бог прини­мается за Собственный народ, дабы исправить то, что хромает.

Наряду с прочими народами Израиль становится против­ником Божьего замысла. Но такой народ не только теряет по­кровительство своего Бога, он, по сути, становится Ему вра­гом, поскольку Господь противник всякой неправды. Написа­но, что «тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, ярость и гнев» (Рим. 2:8). Вот и следуют за этим отступлением последствия, на сей глупый и упорствую­щий народ: «беда за бедою; вся земля опустошается, внезапно разорены шатры мои, мгновенно — палатки мои... Это от того, что народ Мой глуп — не знает Меня; неразумные они дети, и нет у них смысла; они умны на зло, но добра делать не умеют» (Иер. 4:20–22), и это уже далеко не наивный Ситтим, но на­стоящий упорствующий в своем неразумении Галгал. Схожие в этом смысле послания Иакова и пророка Исаии дают нам понять, каким образом эти пороки, о которых мы только что говорили, умудряются перекочевать из мира и приживаться в теле Церкви, которая призвана быть без пятна и порока.