«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Глава 17. Сильные правдою

«Дети! да не обольщает вас никто. Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он праведен» (1 Ин. 3:7). Очевидно, что обратившиеся от неправды сыны Сиона могут спасаться толь­ко правдой, как и говорил об этом Исаия, потому что жизнь такого человека не просто оправдана единовременным прине­сением в жертву Христа, но и освящена каждодневным хож­дением в правде самого человека: «И всякий, имеющий сию на­дежду на Него, очищает себя так, как Он чист... Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» (1 Ин. 3:3,10). Иоанн пишет: «Дети! да не обольщает вас никто...». Это одно из глав­ных обольщений сатаны, о котором было известно ещё апосто­лу Иоанну, — остановить праведника, чтобы он не делал прав­ду и перестал быть Божьим. Любое обольщение, направленное на сынов Сиона, обратившихся от неправды, преследует лишь одну единственную цель — не дать человеку исполнить прав­ду. Праведник — это не просто тот, кто омыт кровью Христа, но и тот, кто после оправдывающей милости Спасителя встает на путь правды и твердо держится своего призвания! Если че­ловека лишить этого пути, то он просто не дойдет до Царства Небесного, потому и написано: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33). Царства как цели, и правды Его как пути к этой цели. Лишив Божий народ пути правды, лукавый лишает его и смысла су­ществования, что и приводит к отступлениям, ереси и заблуж­дениям. Ему не надо, чтобы человек, а вместе с ним и Церковь стали праведны, как хочет того Бог, видя свою невесту без пят­на и порока, ибо ничто нечистое не может войти на Небеса. Более того, со времен реформации лукавый даже смирил­ся с мыслью, что в церкви заговорили о том, что Христос нас оправдал, и верой мы спасены. Он даже умудрился сделать на этом акцент, но лишь для того, чтобы вывести из поля зрения вторую не менее важную половину условия спасения. Его план состоит в том, чтобы все на этом и остановилось, дабы в жизни человека не было воспроизведено второе условие спасения — жизнь в правде.

Примеров такого обмана в жизнях людей не счесть, это относится как к людям этого мира, так и к людям, причисля­ющим себя к Церкви. Первые слышали о Христе и даже на­зывают себя верующими, признавая Его Богом, однако, созна­тельно предпочитая интересы мира, игнорируют Божью волю о себе. Вторые хоть и выбирают Христа своим личным спаси­телем и даже присоединяются к Церкви, но так и не встают на путь правды, удовлетворяясь лишь тем, что Христос их спас, и никаких более усилий, кроме хождения в церковь и чтения Библии, проявлять не надо. Не понимая своей ошибки, такие люди, делаются заложниками хитрого компромисса, когда, в отличие от средневековья, можно без всяких проблем верить в искупительную и оправдывающую Кровь Иисуса Христа и при этом продолжать оставаться лишь с собственными мотивами и интересами в сердце, лишая себя смысла существования в Боге. Для таковых становится справедливым утверждение, ко­торое делает Библия: «Сыны человеческие — только суета; сыны мужей — ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты» (Пс. 61:10). Однако в этом утверждении Господь не задается целью просто принизить человека, Он дает нам повод задуматься. Почему сыны человеческие перед Ним становят­ся легче пустоты? Ответ для нас теперь очевиден: потому что, вступив на путь неправды, они опустели, потеряли свое пред­назначение, уподобились бессмыслице и даже хуже того — ста­ли деструктивны и разрушительны для созидающей Божий замысел правды. «Только это я нашел, что Бог сотворил чело­века правым, а люди пустились во многие помыслы» (Еккл. 7:29). Безусловно, человек изначально был задуман и создан Богом для правды, и, следовательно, реализовать себя он может толь­ко в Божьей правде. Без нее мы — пустота, ничто, потерявшее смысл своего существования и предназначения. Поэтому Христос и поставил своей основной целью вернуть нам правду и ут­вердить нас на ее путях.

Свою деятельность после возвращения из пустыни Иисус начал со служения в синагогах, где проповедовал и поначалу был даже прославляем. Придя в город своего детства Наза­рет, Он также, по обыкновению, вошел в синагогу. Именно в этом месте Он выбрал зачитать перед иудеями слова из Кни­ги пророка Исаии, которые должны были отметить начало Его основного служения. Еще за 600 лет до прихода Мессии эти слова пророчески были записаны пророком, чтобы указать нам на основную суть и цель будущего служения Христа. Что Иисус и сделал, заявив о Себе как о Том, Кто исполнит это про­рочество, чем вызвал взрыв гнева священнослужителей. Слова же Исаии, которые использовал Иисус для обозначения Сво­ей миссии, дословно звучат так: «Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня ис­целять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобож­дение и узникам — открытие темницы, проповедывать лето Го­сподне благоприятное и день мщения Бога нашего, утешить всех сетующих, возвестить сетующим на Сионе, что им вместо пепла дастся украшение, вместо плача — елей радости, вместо унылого духа — славная одежда, и назовут их сильными правдою, насаж­дением Господа во славу Его» (Ис. 61:1–3). В этих строчках была как бы сконцентрирована суть и цель всего служения Иисуса Христа. Теперь, имея Евангелие, мы видим, что так оно и вы­шло — суть служения Христа оказалась в исцелении, освобож­дении и утешении человека, а благодаря благоприятному лету Господню, которое явил нам Христос посредством благой ве­сти, цель выразилась в появлении нового насаждения — людей сильных правдою, помазанных елеем радости и облаченных в украшения и славную чистую одежду. Таким же образом и Да­вид в своем псалме пророчески размышлял о страданиях Хри­ста и о том, какие благие последствия для людей всей земли имеет Его подвиг. Продолжая говорить от имени Христа, Давид называет Его потомство людьми, которые будут служить Отцу и нести правду для всех будущих поколений: «Потомство мое будет служить Ему и будет называться Господним вовек: придут и будут возвещать правду Его людям, которые родятся, что со­творил Господь» (Пс. 21:31,32).

Итак, мы есть потомство Господне, насаждение Его, силь­ные правдою люди! Давайте отметим, что потомство Господне должно быть сильно не мышцами, и не властью, и ни какой другой силой, и даже не мудростью, но только правдою. Все остальное (в зависимости от того, надо нам это или нет) Го­сподь может дать или не дать с целью осуществления и соблю­дения правды в нашей жизни. Об этом же говорил и мудрый Соломон, когда, размышляя о самой главной составляющей его жизни, сказал: «Если будешь призывать знание и взывать к разуму... то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге. Ибо Господь дает мудрость; из уст Его — знание и разум; Он сохраняет для праведных спасение; Он щит для ходящих не­порочно; Он охраняет пути правды, и оберегает стезю святых Своих. Тогда ты уразумеешь правду и правосудие и прямоту, всякую добрую стезю. Когда мудрость войдет в сердце твое, и знание будет приятно душе твоей, тогда рассудительность бу­дет оберегать тебя, разум будет охранять тебя, дабы спасти тебя от пути злого, от человека, говорящего ложь, от тех, ко­торые оставляют стези прямые, чтобы ходить путями тьмы; от тех, которые радуются, делая зло, восхищаются злым раз­вратом, которых пути кривы, и которые блуждают на стезях своих» (Прит. 2:3,5–15). Говоря о мудрости и страхе Господнем, который является обязательным условием ее начала, Соломон сводит всю эту мудрость и знание к одной единственной цели — уразумению правды, чтобы спастись от злого пути и человека, говорящего ложь и блуждающего на стезях кривых. Все зави­сит от приоритетов: только тогда нам будет приятно знание, и полезен разум и мудрость, когда все это станет охранять нас от кривых путей и лживых людей, иначе все теряет смысл.

Буквально несколько слов о том, почему следует ограж­даться от людей лживых. Тот же Соломон немного позже на­писал: «Удали неправедного от царя, и престол его утвердится правдою» (Прит. 25:5). Говоря о престоле в контексте Божьего замысла для нашей жизни, достаточно будет вспомнить главу «Основание престола», где мы, рассуждая на эту тему, пришли к выводу, что престол — это то, над чем поставил нас Бог: будь то собственная жизнь, семья, работа, личное дело или, наконец, главное призвание. «Мерзость для царей — дело беззаконное, по­тому что правдою утверждается престол» (Прит. 16:12). Нет никакого сомнения, что наш престол утверждается правдой, то есть ее исполнением. Но, оказывается, бывают серьезные проблемы даже у царей, которые пытаются идти путем правды, несмотря на ту особую власть, которую даровал им Бог. И эта проблема — наше окружение. Кто является нашим окружени­ем? Кем мы окружаем себя — теми, кто ищет правды, или теми, кто ищет неправды? Недаром отец Соломона говорил: «Серд­це развращенное будет удалено от меня; злого я не буду знать. Тайно клевещущего на ближнего своего изгоню; гордого очами и надменного сердцем не потерплю» (Пс. 100:4,5). Все потому, что тот, кто испорчен сердцем своим, способен впоследствии при постоянном контакте исказить даже путь царя, если имеет вли­яние на него. Наше молчаливое потворство неправде тех, кто идёт с нами рядом и каким-либо образом представляет нас или наше видение, невольно будет расшатывать весь остов правды, каким бы он сильным ни был, и все потому, что этот человек до сих пор является частью представляемой нами правды. И совершенно неважно, компрометирует он царя или искушает его, суть в том, что объединяющие этих двух людей отношения основаны не на правде Божьей, а на сентиментальных душев­ных связях. Это непроизвольно привносит в жизнь праведника неправду и разрушает его путь, делая его уязвимым для сатаны, ибо руководствуются эти связи, скорее, человеческими чувствами, а не истиной. Такое правило справедливо во всем: будь то призвание, которое человек вынужден воплощать не один, а с кем-то еще; семья или церковь, которые должны функци­онировать как единый организм; а также любое дело в нашей жизни, которое мы так или иначе строим в сообществе с раз­ными людьми.

Давайте теперь посмотрим, в свете этого, что случилось в жизни самого Соломона. Последовал ли он собственному со­вету? «После того, как Соломон кончил строение храма Господня и дома царского и все, что Соломон желал сделать, явился Со­ломону Господь во второй раз, как явился ему в Гаваоне. И сказал ему Господь: Я услышал молитву твою и прошение твое, о чём ты просил Меня. Я освятил сей храм, который ты построил, чтобы пребывать имени Моему там вовек; и будут очи Мои и сердце Мое там во все дни. И если ты будешь ходить пред лицем Моим, как ходил отец твой Давид, в чистоте сердца и в правоте, исполняя все, что Я заповедал тебе, и если будешь хранить уставы Мои и законы Мои, то Я поставлю царский престол твой над Израилем вовек, как Я сказал отцу твоему Давиду, говоря: „не прекратит­ся у тебя сидящий на престоле Израилевом“. Если же вы и сыно­вья ваши отступите от Меня, и не будете соблюдать заповедей Моих и уставов Моих, которые Я дал вам, и пойдете, и станете служить иным богам и поклоняться им, то Я истреблю Израи­ля с лица земли, которую Я дал ему, и храм, который Я освятил имени Моему, отвергну от лица Моего, и будет Израиль прит­чею и посмешищем у всех народов» (3 Цар. 9:1–7). Известно, что Господь просто так не предупреждает. Здесь мы имеем дело с духовным правилом: если Бог заостряет на чем-то внимание, значит, тому и надлежит случиться. Однако Господь милостив и справедлив, Он не просто указывает на выход, словно перед нами нависла безысходность отпадения, но на сами причины, корни которой уже зрит в сердце ещё на ранней стадии. Устра­нив их благодаря наставлениям Бога, мы сможем избежать воз­можного отпадения и соучастия в неправде. Итак, в чем же со­стояла проблема Соломона? Давайте разберем ее по порядку.

Известно, что Соломон благодаря дарованной от Бога му­дрости обрел большую популярность и влияние как в своем народе, так и среди прочих народов. Однако это не было слу­чайностью, так как на Соломоне лежала великая миссия от Бога, перешедшая ему ещё от отца: он должен был воздвигнуть Храм Богу. Израиль разрастался, города укреплялись, соседние народы платили дань, благосостояние выросло так, что сере­бро было приравнено к простым камням. Благословения Бога были настолько обильны, что на все это богатство, величие и мудрость царя Соломона приходили посмотреть другие цари из далеких стран. Безусловно, Соломон догадывался, что такие возможности, величие и благословения были даны ему не про­сто так, но для исполнения главного дела его жизни — строи­тельства Храма. И пока шло строительство, Соломон все это успешно претворял в жизнь. И даже больше: когда «...окончилась вся работа, которую производил Соломон для дома Господня...» (2 Пар. 5:1), он все также успешно как бы по инерции продол­жал высоко держать марку. Но спустя какое-то время, а точ­нее уже к преклонным годам случилось непонятное: «Во время старости Соломона жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его» (3 Цар. 11:4). Что же произошло с мудрым Соломоном? Что преткнуло его и уклонило на пути неправды?

Первое, что в качестве причины может прийти на ум чело­веку, знающему эту историю, это то, что Соломон набрал себе много жен и наложниц (до семисот жен и трехсот наложниц), которые и «склонили сердце его к иным богам». Но является ли это настоящей причиной отпадения? Думаю, само нали­чие такого противоестественного желания — иметь столько жен — для Божьего человека уже должно говорить о чем-то не­правильном, несмотря на то, что в те времена было нормально иметь несколько жен. Но несколько — это не тысяча. Склады­вается впечатление, что человек не мог удовлетвориться, пы­таясь найти утешение тревожному духу, заливая и заливая это неуемное чувство, как это делает алкоголик. Не понимая при­чины томления духа, он старался заполнить эти переживания какими-нибудь новыми впечатлениями, находя их то в новых женах и наложницах, то в собственных проектах, то в затеях и веселье: «Чего бы глаза мои ни пожелали, я не отказывал им; не возбранял сердцу моему никакого веселия; потому что сердце мое радовалось во всех трудах моих; и это было моею долею от всех трудов моих. И оглянулся я на все дела мои, которые сде­лали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все — суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!» (Еккл. 2:10,11). К такому выводу Соломон пришел, скорее все­го, уже в конце своей жизни, записав это в своей Книге Еккле­сиаста, или Проповедника. Утвердительно этого сказать никто не может, но если это так, то, вероятнее всего, эти слова были сказаны Соломоном под воздействием осознания своего отпа­дения, когда он увидел результат своего идолопоклонства. Но что имел в виду Соломон, когда говорил о всех делах своих и трудах своих, называя это суетой и томлением духа? Ведь рань­ше, по его собственному заверению, эти труды приносили ему радость.

Безусловно, в самих трудах, как и в мудрости без назначе­ния, нет смысла, но лишь целенаправленный труд, ведущий к торжеству Божьей правды, может принести подлинную радость сердца, тем более когда человек оглядывается на него в конце своей жизни. Но это утверждение будет иметь силу только в том случае, если человек до конца сохранил собственный путь правды. Если же человеку не удастся устоять на пути правды, то все прежние труды и заслуги через призму неправды обе­сценятся и потеряют всякое значение. Именно так и случилось с главным делом жизни Соломона — строительством Храма, которое он тоже назвал суетой и томлением духа. Но мы пре­красно понимаем, что это строительство было угодно Богу, то есть оно никак не могло стать суетой, поскольку в этом состоял Божий замысел, который Он вложил ещё в сердце Давиду.

В результате мы имеем слова человека, потерявшего смысл жизни, — того, кто упустил из рук что-то главное, что прида­вало ему смысл и силы идти путем правды. И случилось это, как мы выяснили, ещё задолго до того, как его стали совращать жены, а именно: во времена окончания строительства Храма. Надо заметить, что ещё довольно долго Соломон чувствовал себя неплохо, довольствуясь сделанным ранее, и даже все это время находил себе занятие в виде строительства дворцов, об­устройства городов и страны, однако призвание исчерпало себя, и главное дело жизни, которое стимулировало его дви­жение вперед, угасло. Но у апостола Павла мы находим такие слова: «...братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколеби­мы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом» (1 Кор. 15:58). Помнил ли об этой исти­не Соломон в конце своей жизни? Наверно, помнил. Но про­блема, скорее всего, не в памяти, а в том, что он потерял то са­мое дело, а точнее, исполнив одно, не задался своим следующим предназначением. Роскошь и богатство, власть и успех, кото­рые он имел, распоясали его и застили его разум, закрыв ему глаза даже на ту мудрость, которую ему уже даровал Господь.

«Смотрите, бодрствуйте, молитесь; ибо не знаете, когда на­ступит это время. Подобно как бы кто, отходя в путь и остав­ляя дом свой, дал слугам своим власть, и каждому свое дело, и приказал привратнику бодрствовать» (Мк. 13:33,34). Недавно, когда мы говорили о важности бодрствования, я уже цитировал этот отрывок из Священного Писания. Сейчас же я хочу за­острить внимание на других словах: «...дал слугам своим власть, и каждому свое дело...». Говоря тогда о пути правды как о спо­собности быть участником Божьего замысла во всех сферах нашей жизни, мы упомянули предназначение, которое обя­зательно должно быть включено в наш путь правды как глав­ное дело нашей жизни. Вот именно его и имеет в виду в Своей притче Христос, когда говорит про слуг, на которых Господин оставил Свой дом. У всех нас, согласившихся идти и исполнять одно дело вместе со Христом, как и у этих слуг, есть свое впол­не определенное призвание от Бога. Узнать о нем мы можем только у нашего Господа с помощью все тех же откровений, как об этом хорошо молился апостол Павел, прося за Ефесянскую церковь, «чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец сла­вы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его, и просветил очи сердца вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых» (Еф. 1:17,18).

Назначение, призвание, дело, видение или предназначе­ние... Можно найти немало названий этому, но суть его всег­да одна: оно должно стать для нашего пути как бы стержнем или главным элементом, образующим основу, вокруг которого и формируется течение всей остальной жизни. Из приведен­ной выше притчи становится ясно, что именно для воплоще­ния этого дела слугам вручаются все необходимые полномочия и власть. Соответственно, и все подчиняется этому видению, которое словно локомотив тащит вагоны не только нашей соб­ственной жизни, но и многих других людей. Однако призвание не обязательно может быть только одно, их может быть не­сколько, или оно может быть разбито на этапы, прохождение которых и придает окончательный смысл всему сделанному ранее. Соломон, судя по всему, потерял это видение, испол­нив лишь часть своего призвания, которое он принял даже не от Бога, а от отца Давида. В том и состояла беда, что не получив лично от Бога первого видения, он не сумел востребовать и продолжения своего призвания. А оно, тем не менее, было! От­того потребность внутреннего человека постоянно возрастала, давая знать о себе чувством нереализованности, которое Со­ломон пытался загасить чем угодно, но только не поиском Бо­жьих откровений на горе Елеон, как это делал его отец Давид. В конечном счете, лишившись основной движущей силы, Со­ломон потерял твердость и уверенность, что не позволило ему противостоять как внутренним искушениям, так и демониче­скому давлению со стороны, которое в виде языческих идолов его жен вошло в неверное сердце Соломона.

Теперь о том, что касается самого призвания. Что оно может значить для нас? Как его найти, и в чем оно заключается? Увы, но это те вопросы, которые мы как раз и должны решать вместе с Богом на нашей Елеонской горе. Могу словами Священного Писания назвать один точный признак, который будет свиде­тельствовать нам о том, что мы действительно исполняем дело своей жизни и идем по пути правды: «...Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению» (Флп. 2:13). Это значит, что Господь даст в наше сердце не только желание по­святить себя чему-то, но и все возможности, чтобы реализовать нам наше призвание. От нас лишь будет требоваться безупреч­ная вера, твердость и постоянство в выбранном нами пути правды. «Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на вся­кое доброе дело, как написано: „расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век“. Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей, так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу. Ибо дело служения сего не только восполняет скудость святых, но и производит во мно­гих обильные благодарения Богу; ибо, видя опыт сего служения, они прославляют Бога за покорность исповедуемому вами Еван­гелию Христову и за искреннее общение с ними и со всеми, молясь за вас, по расположению к вам, за преизбыточествующую в вас благодать Божию. Благодарение Богу за неизреченный дар Его!» (2 Кор. 9:8–15).

Вы только вдумайтесь в эти слова — в них есть вся глуби­на правды и суть любого призвания от Бога. Сразу обращает на себя внимание частое повторение таких слов, как «всякое», «всегда» и «во всем». У Бога нет никакого ограничения для нас, Он не просто силен обогатить нас, Он желает обогатить нас всякой благодатью, чтобы мы опять же всегда и во всём имели не просто возможность, но довольство и богатство на всякое доброе дело. Таким образом, перед нами открывается основ­ная задача как любого призвания, так и правды в целом, — это расточать себя для людей и нести им добро. Павел не устает повторять мысль о том, что Тот, Кто дает семя и хлеб в пищу, приумножит и плоды правды нашей и ещё больше обогатит нас, чтобы мы вновь были богаты на всякую щедрость, которая через нас производит в людях не только доброе расположение к нам, но и искреннее благодарение Богу. Однако его не мо­жет произвести обычная доброта, за ней должно стоять нечто большее, а именно: действие, славящее Бога, потому что че­рез наше искреннее служение, идущее от внутреннего хотения, люди будут видеть покорность исповедуемому нами Евангелию Христову. Зачастую только такой способ помогает многим лю­дям увидеть Того, Кто является изначальным Источником их благословений, благодаря чему они уже с желанием обращают свои сердца в благодарности к Богу.

Исправление путей неправды и созидание путей правды других посредством самоотверженного исполнения собствен­ной правды, которая чаще всего движима каким-то благим, нужным для людей и их спасения делом жизни, — вот в чем назначение нашей жизни во Христе. «И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде — как звез­ды, во веки, навсегда» (Дан. 12:3). Любое наше дело, отвечающее цели обращения человека к правде, есть дело от Бога. И что бы в свете этого человек ни делал и чем бы ни занимался, если он делает это с желанием, то такой процесс можно смело назвать призванием. И неважно, какое оно в глазах людей — большое или маленькое, для Бога оно всегда будет иметь другое измере­ние, потому что правда его пребывает вовек. В конечном счете это должно делать нас воистину счастливыми, уверенными и сильными правдою, потому что мы нужны людям и востребо­ваны Богом. Мне кажется, в этом и есть суть любого призва­ния.

Сильного правдою человека можно сравнить с посажен­ным в своей климатической зоне растением: оно всегда будет сильным, жизнеспособным и здоровым в тех условиях, для которых было задумано, поскольку определенное для него место благоприятно для его развития. Пусть этим местом бу­дет пустыня, а условиями жизни — жара и зной, все равно там благополучно вырастет кактус. Или возьмем высокогорье, где частый холод, разряженный воздух и скудный грунт, но для вы­сокогорных цветов под названием хохлатка это будет являть­ся самым подходящим местом. Но даже если мы «сжалимся» и посадим кактус в умеренном и теплом климате, благотвор­ная для многих влага и зимний холод уничтожат это растение, приспособленное Создателем жить и успешно выполнять свои функции в пустыне. Хохлатке мы также лишь навредим, если пересадим ее в комфортное место с землей, насыщенной все­ми необходимыми питательными веществами. Мало того что равномерный теплый климат постепенно убьет ее, потому что растение приспособлено жить лишь при экстремальных перепадах температуры, которые случаются в горах, мы непо­правимо навредим ей тем, что лишим корневую систему это­го растения смысла существования. Дело в том, что хохлатка способна извлекать необходимый и дефицитный в тех местах, где она растет, азот из тающего снега. Для этого у нее развива­ются специальные «снежные корни», которые растут не вниз, как обычно, а вверх, прямо в снег. Лишившись снега наверху, корни засохнут, а растение, так и не успев вырасти, погибнет из-за нехватки азота. Любое из растений или животных дают нам поучительный пример назначения от Бога, для которого им даны специальные и уникальные возможности, будь то жабры у рыбы или крылья у птицы. Без этих особенностей они не смо­гут полностью раскрыться в той среде обитания, для которой были созданы Творцом. В другой среде, где это растение или животное не должно находиться, данные особенности в луч­шем случае станут бесполезными, а в худшем — навредят их обладателю или погубят его.

Но животные и растения не могут выбирать, где им быть и что им делать, зато человек, которому дана свобода, имеет это право, но, потеряв Бога по причине грехопадения, он по­терял и знание о своем призвании. Однако Господь говорит нам: «Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущ­ность и надежду. И воззовете ко Мне, и пойдете и помолитесь Мне, и Я услышу вас; и взыщете Меня и найдете, если взыщете Меня всем сердцем вашим» (Иер. 29:11–13). Я бы назвал данное обращение Бога самым важным этапом для нашего призвания, если мы, конечно, реализуем это в нашей жизни. Именно с это­го начинаются все Божьи ответы и откровения, которые рас­крывают перед нами путь к правде. Хочу особо подчеркнуть, что это начинается не с рядовой молитвы на каждый день и даже не с тривиального поиска своего призвания в этой жизни, но с осознанного понимания того, что только Бог как Творец имеет о нас все намерения, и только Он может сообщить нам о них, когда мы начнем искать Его всем сердцем, как ребенок, потерявший своих родителей в супермаркете. Ведь если мы по- настоящему найдем Бога, мы найдем не только Его. Продолжив взывать, мы найдем ответы и о своих путях, которые Он при­готовил для нас. Что меня радует в словах пророка Иеремии, так это мысль, что это не просто пути, которые нужно пройти и затем уйти в небытие, нет, это те пути, которые открывают для нас Небо и несут нам ещё более славную будущность и великую надежду на то, что приготовил нам любящий Отец. «Но, как на­писано: „не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9).

Люди, находящиеся на своем месте и исполняющие свою правду, всегда будут духовно сильными, даже несмотря на воз­можное сопротивление. У таких людей непременно все полу­чится, потому что это будет исходить из освященных Богом сердец. «И будет он (праведник — от авт.) как дерево, поса­женное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и во всем, что он ни делает, успе­ет» (Пс. 1:3). Даже кактус, растущий в таких безжизненных ус­ловиях, дает свой плод вовремя, потому что может благодаря своему дару от Бога извлекать из этих условий пользу как для себя, так и для других. «Притом знаем, что любящим Бога, при­званным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим. 8:28). Секрет высказанного Павлом духовного принципа прост, и за­ключается он в чистоте человеческого сердца. Как ничто не мо­жет сделать свет тьмою, так ничто и никто не сможет в негатив­ном плане повлиять на нас, если источник нашей жизни добр и не запятнан злом. Что бы с нами ни происходило, и что бы нас ни окружало, это всегда будет содействовать нам ко благу, по­тому что мы неизменно будем выносить из своего сердца лишь только доброе, потому что «очи Господа обращены к праведным и уши Его к молитве их, но лице Господне против делающих зло (чтобы истребить их с земли). И кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго? Но если и страдаете за правду, то вы блаженны; а страха их не бойтесь и не смущайтесь» (1 Пет. 3:12–14). Другими словами, кто сможет нам сделать зло, если нашей реакцией всегда будет добро, и мы будем знать, что над всем этим рука Божья? Наш Отец, к Которому у нас есть дерз­новение и доступ, всегда слышит наши молитвы и непрестанно заботится о нас. И что бы ни происходило вокруг нас, все это есть воля Божья для нашего блага, даже если допущено страда­ние за правду. Нам только не нужно бояться того, чем движим враг, — их страха. «Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступа­ем в мире сем, как Он. В любви нет страха, но совершенная лю­бовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящий­ся несовершен в любви» (1 Ин. 4:17,18). В страхе есть мучение, но всякий, движимый любовью, не мучается, даже если его окру­жает враг. Отсюда любое событие, которое допустил Бог, будет лишь содействовать ко благу, созидая добрый плод в человеке, как это было в жизни Христа.

«Господь испытывает праведного, а нечестивого и любящего насилие ненавидит душа Его» (Пс. 10:5). Безусловно, испытание может прийти в нашу жизнь, дабы сердце наше не уклонилось ко злу. Господь видит наши пути и намерения, о которых сам человек ещё и не подозревает, Он допускает определенные ис­пытания, благодаря которым при переплавке всплывают все тайны нашего сердца. От них-то и хочет избавить нас Господь, чтобы они не мешали нам в нашем продвижении вперед, дабы нам иметь лучшую будущность. Вновь вспоминая праведного Иова, мы видим, что лишь через стесненные обстоятельства в нем смогла проявиться и стопроцентно реализоваться его правда. Бог не допускает более того, что человек может выдер­жать, и Бог не назначил березе место в пустыне, а пальме не ска­зал расти в тайге. Допуская в нашей жизни что-то, Он дает бла­гопотребную помощь вовремя, лишь бы было не потеряно, а, наоборот, развито главное благо нашей жизни — спасение: «Да прекратится злоба нечестивых, а праведника подкрепи: ибо Ты испытуешь сердца и утробы, праведный Боже! Щит мой в Боге, спасающем правых сердцем» (Пс. 7:10,11).

Итак, заканчивая книгу, я бы хотел обратиться к вам сло­вами пророка Осии, который сказал: «Сейте себе в правду и по­жнете милость; распахивайте у себя новину, ибо время взыскать Господа, чтобы Он, когда придет, дождем пролил на вас правду» (Ос. 10:12). «Вы, — говорит Господь, — прежде всего, делаете это для себя, когда исполняете правду в своей жизни и сеете ее вокруг себя своим светлым отношением к людям». Претворяя ее в жизнь с помощью союза святой четы, мы как результат по­жинаем для себя ее плод — милость. Но у пути правды есть так­же и необычная особенность, отображенная в словах Осии, и выглядит она следующим образом: как бы мы ни шли, и что бы мы ни делали, путь правды, прежде всего, предполагает возде­лывание непаханой целины своего сердца. Другими словами, на этом пути человек всегда проходит что-то новое, и чтобы распахать эту новину, нам необходимо приложить над собой усилие, только таким образом мы совершенствуемся и превра­щаем некогда бесплодные и забытые пределы своего сердца в ухоженные земли, способные дать множество доброго плода. «А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово и принимают, и приносят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат» (Мк. 4:20). Только так Господь, когда придет, изольет на нас правду как дождь благословений. Сеем в правду, сеем в людей и получаем от Бога тоже правду, которая нас не только защитит, наставит и придаст нам силы, но и оправдает и откроет перед нами врата правды Небесного Царства Господа нашего Иисуса Христа.

"Отворите мне врата правды; войду в них, прославлю Господа.
Вот врата Господа; праведные войдут в них"
(Пс.117:19,20)

Глава 17. Сильные правдою

«Дети! да не обольщает вас никто. Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он праведен» (1 Ин. 3:7). Очевидно, что обратившиеся от неправды сыны Сиона могут спасаться толь­ко правдой, как и говорил об этом Исаия, потому что жизнь такого человека не просто оправдана единовременным прине­сением в жертву Христа, но и освящена каждодневным хож­дением в правде самого человека: «И всякий, имеющий сию на­дежду на Него, очищает себя так, как Он чист... Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» (1 Ин. 3:3,10). Иоанн пишет: «Дети! да не обольщает вас никто...». Это одно из глав­ных обольщений сатаны, о котором было известно ещё апосто­лу Иоанну, — остановить праведника, чтобы он не делал прав­ду и перестал быть Божьим. Любое обольщение, направленное на сынов Сиона, обратившихся от неправды, преследует лишь одну единственную цель — не дать человеку исполнить прав­ду. Праведник — это не просто тот, кто омыт кровью Христа, но и тот, кто после оправдывающей милости Спасителя встает на путь правды и твердо держится своего призвания! Если че­ловека лишить этого пути, то он просто не дойдет до Царства Небесного, потому и написано: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33). Царства как цели, и правды Его как пути к этой цели. Лишив Божий народ пути правды, лукавый лишает его и смысла су­ществования, что и приводит к отступлениям, ереси и заблуж­дениям. Ему не надо, чтобы человек, а вместе с ним и Церковь стали праведны, как хочет того Бог, видя свою невесту без пят­на и порока, ибо ничто нечистое не может войти на Небеса. Более того, со времен реформации лукавый даже смирил­ся с мыслью, что в церкви заговорили о том, что Христос нас оправдал, и верой мы спасены. Он даже умудрился сделать на этом акцент, но лишь для того, чтобы вывести из поля зрения вторую не менее важную половину условия спасения. Его план состоит в том, чтобы все на этом и остановилось, дабы в жизни человека не было воспроизведено второе условие спасения — жизнь в правде.

Примеров такого обмана в жизнях людей не счесть, это относится как к людям этого мира, так и к людям, причисля­ющим себя к Церкви. Первые слышали о Христе и даже на­зывают себя верующими, признавая Его Богом, однако, созна­тельно предпочитая интересы мира, игнорируют Божью волю о себе. Вторые хоть и выбирают Христа своим личным спаси­телем и даже присоединяются к Церкви, но так и не встают на путь правды, удовлетворяясь лишь тем, что Христос их спас, и никаких более усилий, кроме хождения в церковь и чтения Библии, проявлять не надо. Не понимая своей ошибки, такие люди, делаются заложниками хитрого компромисса, когда, в отличие от средневековья, можно без всяких проблем верить в искупительную и оправдывающую Кровь Иисуса Христа и при этом продолжать оставаться лишь с собственными мотивами и интересами в сердце, лишая себя смысла существования в Боге. Для таковых становится справедливым утверждение, ко­торое делает Библия: «Сыны человеческие — только суета; сыны мужей — ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты» (Пс. 61:10). Однако в этом утверждении Господь не задается целью просто принизить человека, Он дает нам повод задуматься. Почему сыны человеческие перед Ним становят­ся легче пустоты? Ответ для нас теперь очевиден: потому что, вступив на путь неправды, они опустели, потеряли свое пред­назначение, уподобились бессмыслице и даже хуже того — ста­ли деструктивны и разрушительны для созидающей Божий замысел правды. «Только это я нашел, что Бог сотворил чело­века правым, а люди пустились во многие помыслы» (Еккл. 7:29). Безусловно, человек изначально был задуман и создан Богом для правды, и, следовательно, реализовать себя он может толь­ко в Божьей правде. Без нее мы — пустота, ничто, потерявшее смысл своего существования и предназначения. Поэтому Христос и поставил своей основной целью вернуть нам правду и ут­вердить нас на ее путях.

Свою деятельность после возвращения из пустыни Иисус начал со служения в синагогах, где проповедовал и поначалу был даже прославляем. Придя в город своего детства Наза­рет, Он также, по обыкновению, вошел в синагогу. Именно в этом месте Он выбрал зачитать перед иудеями слова из Кни­ги пророка Исаии, которые должны были отметить начало Его основного служения. Еще за 600 лет до прихода Мессии эти слова пророчески были записаны пророком, чтобы указать нам на основную суть и цель будущего служения Христа. Что Иисус и сделал, заявив о Себе как о Том, Кто исполнит это про­рочество, чем вызвал взрыв гнева священнослужителей. Слова же Исаии, которые использовал Иисус для обозначения Сво­ей миссии, дословно звучат так: «Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня ис­целять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобож­дение и узникам — открытие темницы, проповедывать лето Го­сподне благоприятное и день мщения Бога нашего, утешить всех сетующих, возвестить сетующим на Сионе, что им вместо пепла дастся украшение, вместо плача — елей радости, вместо унылого духа — славная одежда, и назовут их сильными правдою, насаж­дением Господа во славу Его» (Ис. 61:1–3). В этих строчках была как бы сконцентрирована суть и цель всего служения Иисуса Христа. Теперь, имея Евангелие, мы видим, что так оно и вы­шло — суть служения Христа оказалась в исцелении, освобож­дении и утешении человека, а благодаря благоприятному лету Господню, которое явил нам Христос посредством благой ве­сти, цель выразилась в появлении нового насаждения — людей сильных правдою, помазанных елеем радости и облаченных в украшения и славную чистую одежду. Таким же образом и Да­вид в своем псалме пророчески размышлял о страданиях Хри­ста и о том, какие благие последствия для людей всей земли имеет Его подвиг. Продолжая говорить от имени Христа, Давид называет Его потомство людьми, которые будут служить Отцу и нести правду для всех будущих поколений: «Потомство мое будет служить Ему и будет называться Господним вовек: придут и будут возвещать правду Его людям, которые родятся, что со­творил Господь» (Пс. 21:31,32).

Итак, мы есть потомство Господне, насаждение Его, силь­ные правдою люди! Давайте отметим, что потомство Господне должно быть сильно не мышцами, и не властью, и ни какой другой силой, и даже не мудростью, но только правдою. Все остальное (в зависимости от того, надо нам это или нет) Го­сподь может дать или не дать с целью осуществления и соблю­дения правды в нашей жизни. Об этом же говорил и мудрый Соломон, когда, размышляя о самой главной составляющей его жизни, сказал: «Если будешь призывать знание и взывать к разуму... то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге. Ибо Господь дает мудрость; из уст Его — знание и разум; Он сохраняет для праведных спасение; Он щит для ходящих не­порочно; Он охраняет пути правды, и оберегает стезю святых Своих. Тогда ты уразумеешь правду и правосудие и прямоту, всякую добрую стезю. Когда мудрость войдет в сердце твое, и знание будет приятно душе твоей, тогда рассудительность бу­дет оберегать тебя, разум будет охранять тебя, дабы спасти тебя от пути злого, от человека, говорящего ложь, от тех, ко­торые оставляют стези прямые, чтобы ходить путями тьмы; от тех, которые радуются, делая зло, восхищаются злым раз­вратом, которых пути кривы, и которые блуждают на стезях своих» (Прит. 2:3,5–15). Говоря о мудрости и страхе Господнем, который является обязательным условием ее начала, Соломон сводит всю эту мудрость и знание к одной единственной цели — уразумению правды, чтобы спастись от злого пути и человека, говорящего ложь и блуждающего на стезях кривых. Все зави­сит от приоритетов: только тогда нам будет приятно знание, и полезен разум и мудрость, когда все это станет охранять нас от кривых путей и лживых людей, иначе все теряет смысл.

Буквально несколько слов о том, почему следует ограж­даться от людей лживых. Тот же Соломон немного позже на­писал: «Удали неправедного от царя, и престол его утвердится правдою» (Прит. 25:5). Говоря о престоле в контексте Божьего замысла для нашей жизни, достаточно будет вспомнить главу «Основание престола», где мы, рассуждая на эту тему, пришли к выводу, что престол — это то, над чем поставил нас Бог: будь то собственная жизнь, семья, работа, личное дело или, наконец, главное призвание. «Мерзость для царей — дело беззаконное, по­тому что правдою утверждается престол» (Прит. 16:12). Нет никакого сомнения, что наш престол утверждается правдой, то есть ее исполнением. Но, оказывается, бывают серьезные проблемы даже у царей, которые пытаются идти путем правды, несмотря на ту особую власть, которую даровал им Бог. И эта проблема — наше окружение. Кто является нашим окружени­ем? Кем мы окружаем себя — теми, кто ищет правды, или теми, кто ищет неправды? Недаром отец Соломона говорил: «Серд­це развращенное будет удалено от меня; злого я не буду знать. Тайно клевещущего на ближнего своего изгоню; гордого очами и надменного сердцем не потерплю» (Пс. 100:4,5). Все потому, что тот, кто испорчен сердцем своим, способен впоследствии при постоянном контакте исказить даже путь царя, если имеет вли­яние на него. Наше молчаливое потворство неправде тех, кто идёт с нами рядом и каким-либо образом представляет нас или наше видение, невольно будет расшатывать весь остов правды, каким бы он сильным ни был, и все потому, что этот человек до сих пор является частью представляемой нами правды. И совершенно неважно, компрометирует он царя или искушает его, суть в том, что объединяющие этих двух людей отношения основаны не на правде Божьей, а на сентиментальных душев­ных связях. Это непроизвольно привносит в жизнь праведника неправду и разрушает его путь, делая его уязвимым для сатаны, ибо руководствуются эти связи, скорее, человеческими чувствами, а не истиной. Такое правило справедливо во всем: будь то призвание, которое человек вынужден воплощать не один, а с кем-то еще; семья или церковь, которые должны функци­онировать как единый организм; а также любое дело в нашей жизни, которое мы так или иначе строим в сообществе с раз­ными людьми.

Давайте теперь посмотрим, в свете этого, что случилось в жизни самого Соломона. Последовал ли он собственному со­вету? «После того, как Соломон кончил строение храма Господня и дома царского и все, что Соломон желал сделать, явился Со­ломону Господь во второй раз, как явился ему в Гаваоне. И сказал ему Господь: Я услышал молитву твою и прошение твое, о чём ты просил Меня. Я освятил сей храм, который ты построил, чтобы пребывать имени Моему там вовек; и будут очи Мои и сердце Мое там во все дни. И если ты будешь ходить пред лицем Моим, как ходил отец твой Давид, в чистоте сердца и в правоте, исполняя все, что Я заповедал тебе, и если будешь хранить уставы Мои и законы Мои, то Я поставлю царский престол твой над Израилем вовек, как Я сказал отцу твоему Давиду, говоря: „не прекратит­ся у тебя сидящий на престоле Израилевом“. Если же вы и сыно­вья ваши отступите от Меня, и не будете соблюдать заповедей Моих и уставов Моих, которые Я дал вам, и пойдете, и станете служить иным богам и поклоняться им, то Я истреблю Израи­ля с лица земли, которую Я дал ему, и храм, который Я освятил имени Моему, отвергну от лица Моего, и будет Израиль прит­чею и посмешищем у всех народов» (3 Цар. 9:1–7). Известно, что Господь просто так не предупреждает. Здесь мы имеем дело с духовным правилом: если Бог заостряет на чем-то внимание, значит, тому и надлежит случиться. Однако Господь милостив и справедлив, Он не просто указывает на выход, словно перед нами нависла безысходность отпадения, но на сами причины, корни которой уже зрит в сердце ещё на ранней стадии. Устра­нив их благодаря наставлениям Бога, мы сможем избежать воз­можного отпадения и соучастия в неправде. Итак, в чем же со­стояла проблема Соломона? Давайте разберем ее по порядку.

Известно, что Соломон благодаря дарованной от Бога му­дрости обрел большую популярность и влияние как в своем народе, так и среди прочих народов. Однако это не было слу­чайностью, так как на Соломоне лежала великая миссия от Бога, перешедшая ему ещё от отца: он должен был воздвигнуть Храм Богу. Израиль разрастался, города укреплялись, соседние народы платили дань, благосостояние выросло так, что сере­бро было приравнено к простым камням. Благословения Бога были настолько обильны, что на все это богатство, величие и мудрость царя Соломона приходили посмотреть другие цари из далеких стран. Безусловно, Соломон догадывался, что такие возможности, величие и благословения были даны ему не про­сто так, но для исполнения главного дела его жизни — строи­тельства Храма. И пока шло строительство, Соломон все это успешно претворял в жизнь. И даже больше: когда «...окончилась вся работа, которую производил Соломон для дома Господня...» (2 Пар. 5:1), он все также успешно как бы по инерции продол­жал высоко держать марку. Но спустя какое-то время, а точ­нее уже к преклонным годам случилось непонятное: «Во время старости Соломона жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его» (3 Цар. 11:4). Что же произошло с мудрым Соломоном? Что преткнуло его и уклонило на пути неправды?

Первое, что в качестве причины может прийти на ум чело­веку, знающему эту историю, это то, что Соломон набрал себе много жен и наложниц (до семисот жен и трехсот наложниц), которые и «склонили сердце его к иным богам». Но является ли это настоящей причиной отпадения? Думаю, само нали­чие такого противоестественного желания — иметь столько жен — для Божьего человека уже должно говорить о чем-то не­правильном, несмотря на то, что в те времена было нормально иметь несколько жен. Но несколько — это не тысяча. Склады­вается впечатление, что человек не мог удовлетвориться, пы­таясь найти утешение тревожному духу, заливая и заливая это неуемное чувство, как это делает алкоголик. Не понимая при­чины томления духа, он старался заполнить эти переживания какими-нибудь новыми впечатлениями, находя их то в новых женах и наложницах, то в собственных проектах, то в затеях и веселье: «Чего бы глаза мои ни пожелали, я не отказывал им; не возбранял сердцу моему никакого веселия; потому что сердце мое радовалось во всех трудах моих; и это было моею долею от всех трудов моих. И оглянулся я на все дела мои, которые сде­лали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все — суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!» (Еккл. 2:10,11). К такому выводу Соломон пришел, скорее все­го, уже в конце своей жизни, записав это в своей Книге Еккле­сиаста, или Проповедника. Утвердительно этого сказать никто не может, но если это так, то, вероятнее всего, эти слова были сказаны Соломоном под воздействием осознания своего отпа­дения, когда он увидел результат своего идолопоклонства. Но что имел в виду Соломон, когда говорил о всех делах своих и трудах своих, называя это суетой и томлением духа? Ведь рань­ше, по его собственному заверению, эти труды приносили ему радость.

Безусловно, в самих трудах, как и в мудрости без назначе­ния, нет смысла, но лишь целенаправленный труд, ведущий к торжеству Божьей правды, может принести подлинную радость сердца, тем более когда человек оглядывается на него в конце своей жизни. Но это утверждение будет иметь силу только в том случае, если человек до конца сохранил собственный путь правды. Если же человеку не удастся устоять на пути правды, то все прежние труды и заслуги через призму неправды обе­сценятся и потеряют всякое значение. Именно так и случилось с главным делом жизни Соломона — строительством Храма, которое он тоже назвал суетой и томлением духа. Но мы пре­красно понимаем, что это строительство было угодно Богу, то есть оно никак не могло стать суетой, поскольку в этом состоял Божий замысел, который Он вложил ещё в сердце Давиду.

В результате мы имеем слова человека, потерявшего смысл жизни, — того, кто упустил из рук что-то главное, что прида­вало ему смысл и силы идти путем правды. И случилось это, как мы выяснили, ещё задолго до того, как его стали совращать жены, а именно: во времена окончания строительства Храма. Надо заметить, что ещё довольно долго Соломон чувствовал себя неплохо, довольствуясь сделанным ранее, и даже все это время находил себе занятие в виде строительства дворцов, об­устройства городов и страны, однако призвание исчерпало себя, и главное дело жизни, которое стимулировало его дви­жение вперед, угасло. Но у апостола Павла мы находим такие слова: «...братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколеби­мы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом» (1 Кор. 15:58). Помнил ли об этой исти­не Соломон в конце своей жизни? Наверно, помнил. Но про­блема, скорее всего, не в памяти, а в том, что он потерял то са­мое дело, а точнее, исполнив одно, не задался своим следующим предназначением. Роскошь и богатство, власть и успех, кото­рые он имел, распоясали его и застили его разум, закрыв ему глаза даже на ту мудрость, которую ему уже даровал Господь.

«Смотрите, бодрствуйте, молитесь; ибо не знаете, когда на­ступит это время. Подобно как бы кто, отходя в путь и остав­ляя дом свой, дал слугам своим власть, и каждому свое дело, и приказал привратнику бодрствовать» (Мк. 13:33,34). Недавно, когда мы говорили о важности бодрствования, я уже цитировал этот отрывок из Священного Писания. Сейчас же я хочу за­острить внимание на других словах: «...дал слугам своим власть, и каждому свое дело...». Говоря тогда о пути правды как о спо­собности быть участником Божьего замысла во всех сферах нашей жизни, мы упомянули предназначение, которое обя­зательно должно быть включено в наш путь правды как глав­ное дело нашей жизни. Вот именно его и имеет в виду в Своей притче Христос, когда говорит про слуг, на которых Господин оставил Свой дом. У всех нас, согласившихся идти и исполнять одно дело вместе со Христом, как и у этих слуг, есть свое впол­не определенное призвание от Бога. Узнать о нем мы можем только у нашего Господа с помощью все тех же откровений, как об этом хорошо молился апостол Павел, прося за Ефесянскую церковь, «чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец сла­вы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его, и просветил очи сердца вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых» (Еф. 1:17,18).

Назначение, призвание, дело, видение или предназначе­ние... Можно найти немало названий этому, но суть его всег­да одна: оно должно стать для нашего пути как бы стержнем или главным элементом, образующим основу, вокруг которого и формируется течение всей остальной жизни. Из приведен­ной выше притчи становится ясно, что именно для воплоще­ния этого дела слугам вручаются все необходимые полномочия и власть. Соответственно, и все подчиняется этому видению, которое словно локомотив тащит вагоны не только нашей соб­ственной жизни, но и многих других людей. Однако призвание не обязательно может быть только одно, их может быть не­сколько, или оно может быть разбито на этапы, прохождение которых и придает окончательный смысл всему сделанному ранее. Соломон, судя по всему, потерял это видение, испол­нив лишь часть своего призвания, которое он принял даже не от Бога, а от отца Давида. В том и состояла беда, что не получив лично от Бога первого видения, он не сумел востребовать и продолжения своего призвания. А оно, тем не менее, было! От­того потребность внутреннего человека постоянно возрастала, давая знать о себе чувством нереализованности, которое Со­ломон пытался загасить чем угодно, но только не поиском Бо­жьих откровений на горе Елеон, как это делал его отец Давид. В конечном счете, лишившись основной движущей силы, Со­ломон потерял твердость и уверенность, что не позволило ему противостоять как внутренним искушениям, так и демониче­скому давлению со стороны, которое в виде языческих идолов его жен вошло в неверное сердце Соломона.

Теперь о том, что касается самого призвания. Что оно может значить для нас? Как его найти, и в чем оно заключается? Увы, но это те вопросы, которые мы как раз и должны решать вместе с Богом на нашей Елеонской горе. Могу словами Священного Писания назвать один точный признак, который будет свиде­тельствовать нам о том, что мы действительно исполняем дело своей жизни и идем по пути правды: «...Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению» (Флп. 2:13). Это значит, что Господь даст в наше сердце не только желание по­святить себя чему-то, но и все возможности, чтобы реализовать нам наше призвание. От нас лишь будет требоваться безупреч­ная вера, твердость и постоянство в выбранном нами пути правды. «Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на вся­кое доброе дело, как написано: „расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век“. Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей, так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу. Ибо дело служения сего не только восполняет скудость святых, но и производит во мно­гих обильные благодарения Богу; ибо, видя опыт сего служения, они прославляют Бога за покорность исповедуемому вами Еван­гелию Христову и за искреннее общение с ними и со всеми, молясь за вас, по расположению к вам, за преизбыточествующую в вас благодать Божию. Благодарение Богу за неизреченный дар Его!» (2 Кор. 9:8–15).

Вы только вдумайтесь в эти слова — в них есть вся глуби­на правды и суть любого призвания от Бога. Сразу обращает на себя внимание частое повторение таких слов, как «всякое», «всегда» и «во всем». У Бога нет никакого ограничения для нас, Он не просто силен обогатить нас, Он желает обогатить нас всякой благодатью, чтобы мы опять же всегда и во всём имели не просто возможность, но довольство и богатство на всякое доброе дело. Таким образом, перед нами открывается основ­ная задача как любого призвания, так и правды в целом, — это расточать себя для людей и нести им добро. Павел не устает повторять мысль о том, что Тот, Кто дает семя и хлеб в пищу, приумножит и плоды правды нашей и ещё больше обогатит нас, чтобы мы вновь были богаты на всякую щедрость, которая через нас производит в людях не только доброе расположение к нам, но и искреннее благодарение Богу. Однако его не мо­жет произвести обычная доброта, за ней должно стоять нечто большее, а именно: действие, славящее Бога, потому что че­рез наше искреннее служение, идущее от внутреннего хотения, люди будут видеть покорность исповедуемому нами Евангелию Христову. Зачастую только такой способ помогает многим лю­дям увидеть Того, Кто является изначальным Источником их благословений, благодаря чему они уже с желанием обращают свои сердца в благодарности к Богу.

Исправление путей неправды и созидание путей правды других посредством самоотверженного исполнения собствен­ной правды, которая чаще всего движима каким-то благим, нужным для людей и их спасения делом жизни, — вот в чем назначение нашей жизни во Христе. «И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде — как звез­ды, во веки, навсегда» (Дан. 12:3). Любое наше дело, отвечающее цели обращения человека к правде, есть дело от Бога. И что бы в свете этого человек ни делал и чем бы ни занимался, если он делает это с желанием, то такой процесс можно смело назвать призванием. И неважно, какое оно в глазах людей — большое или маленькое, для Бога оно всегда будет иметь другое измере­ние, потому что правда его пребывает вовек. В конечном счете это должно делать нас воистину счастливыми, уверенными и сильными правдою, потому что мы нужны людям и востребо­ваны Богом. Мне кажется, в этом и есть суть любого призва­ния.

Сильного правдою человека можно сравнить с посажен­ным в своей климатической зоне растением: оно всегда будет сильным, жизнеспособным и здоровым в тех условиях, для которых было задумано, поскольку определенное для него место благоприятно для его развития. Пусть этим местом бу­дет пустыня, а условиями жизни — жара и зной, все равно там благополучно вырастет кактус. Или возьмем высокогорье, где частый холод, разряженный воздух и скудный грунт, но для вы­сокогорных цветов под названием хохлатка это будет являть­ся самым подходящим местом. Но даже если мы «сжалимся» и посадим кактус в умеренном и теплом климате, благотвор­ная для многих влага и зимний холод уничтожат это растение, приспособленное Создателем жить и успешно выполнять свои функции в пустыне. Хохлатке мы также лишь навредим, если пересадим ее в комфортное место с землей, насыщенной все­ми необходимыми питательными веществами. Мало того что равномерный теплый климат постепенно убьет ее, потому что растение приспособлено жить лишь при экстремальных перепадах температуры, которые случаются в горах, мы непо­правимо навредим ей тем, что лишим корневую систему это­го растения смысла существования. Дело в том, что хохлатка способна извлекать необходимый и дефицитный в тех местах, где она растет, азот из тающего снега. Для этого у нее развива­ются специальные «снежные корни», которые растут не вниз, как обычно, а вверх, прямо в снег. Лишившись снега наверху, корни засохнут, а растение, так и не успев вырасти, погибнет из-за нехватки азота. Любое из растений или животных дают нам поучительный пример назначения от Бога, для которого им даны специальные и уникальные возможности, будь то жабры у рыбы или крылья у птицы. Без этих особенностей они не смо­гут полностью раскрыться в той среде обитания, для которой были созданы Творцом. В другой среде, где это растение или животное не должно находиться, данные особенности в луч­шем случае станут бесполезными, а в худшем — навредят их обладателю или погубят его.

Но животные и растения не могут выбирать, где им быть и что им делать, зато человек, которому дана свобода, имеет это право, но, потеряв Бога по причине грехопадения, он по­терял и знание о своем призвании. Однако Господь говорит нам: «Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущ­ность и надежду. И воззовете ко Мне, и пойдете и помолитесь Мне, и Я услышу вас; и взыщете Меня и найдете, если взыщете Меня всем сердцем вашим» (Иер. 29:11–13). Я бы назвал данное обращение Бога самым важным этапом для нашего призвания, если мы, конечно, реализуем это в нашей жизни. Именно с это­го начинаются все Божьи ответы и откровения, которые рас­крывают перед нами путь к правде. Хочу особо подчеркнуть, что это начинается не с рядовой молитвы на каждый день и даже не с тривиального поиска своего призвания в этой жизни, но с осознанного понимания того, что только Бог как Творец имеет о нас все намерения, и только Он может сообщить нам о них, когда мы начнем искать Его всем сердцем, как ребенок, потерявший своих родителей в супермаркете. Ведь если мы по- настоящему найдем Бога, мы найдем не только Его. Продолжив взывать, мы найдем ответы и о своих путях, которые Он при­готовил для нас. Что меня радует в словах пророка Иеремии, так это мысль, что это не просто пути, которые нужно пройти и затем уйти в небытие, нет, это те пути, которые открывают для нас Небо и несут нам ещё более славную будущность и великую надежду на то, что приготовил нам любящий Отец. «Но, как на­писано: „не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9).

Люди, находящиеся на своем месте и исполняющие свою правду, всегда будут духовно сильными, даже несмотря на воз­можное сопротивление. У таких людей непременно все полу­чится, потому что это будет исходить из освященных Богом сердец. «И будет он (праведник — от авт.) как дерево, поса­женное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и во всем, что он ни делает, успе­ет» (Пс. 1:3). Даже кактус, растущий в таких безжизненных ус­ловиях, дает свой плод вовремя, потому что может благодаря своему дару от Бога извлекать из этих условий пользу как для себя, так и для других. «Притом знаем, что любящим Бога, при­званным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим. 8:28). Секрет высказанного Павлом духовного принципа прост, и за­ключается он в чистоте человеческого сердца. Как ничто не мо­жет сделать свет тьмою, так ничто и никто не сможет в негатив­ном плане повлиять на нас, если источник нашей жизни добр и не запятнан злом. Что бы с нами ни происходило, и что бы нас ни окружало, это всегда будет содействовать нам ко благу, по­тому что мы неизменно будем выносить из своего сердца лишь только доброе, потому что «очи Господа обращены к праведным и уши Его к молитве их, но лице Господне против делающих зло (чтобы истребить их с земли). И кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго? Но если и страдаете за правду, то вы блаженны; а страха их не бойтесь и не смущайтесь» (1 Пет. 3:12–14). Другими словами, кто сможет нам сделать зло, если нашей реакцией всегда будет добро, и мы будем знать, что над всем этим рука Божья? Наш Отец, к Которому у нас есть дерз­новение и доступ, всегда слышит наши молитвы и непрестанно заботится о нас. И что бы ни происходило вокруг нас, все это есть воля Божья для нашего блага, даже если допущено страда­ние за правду. Нам только не нужно бояться того, чем движим враг, — их страха. «Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступа­ем в мире сем, как Он. В любви нет страха, но совершенная лю­бовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящий­ся несовершен в любви» (1 Ин. 4:17,18). В страхе есть мучение, но всякий, движимый любовью, не мучается, даже если его окру­жает враг. Отсюда любое событие, которое допустил Бог, будет лишь содействовать ко благу, созидая добрый плод в человеке, как это было в жизни Христа.

«Господь испытывает праведного, а нечестивого и любящего насилие ненавидит душа Его» (Пс. 10:5). Безусловно, испытание может прийти в нашу жизнь, дабы сердце наше не уклонилось ко злу. Господь видит наши пути и намерения, о которых сам человек ещё и не подозревает, Он допускает определенные ис­пытания, благодаря которым при переплавке всплывают все тайны нашего сердца. От них-то и хочет избавить нас Господь, чтобы они не мешали нам в нашем продвижении вперед, дабы нам иметь лучшую будущность. Вновь вспоминая праведного Иова, мы видим, что лишь через стесненные обстоятельства в нем смогла проявиться и стопроцентно реализоваться его правда. Бог не допускает более того, что человек может выдер­жать, и Бог не назначил березе место в пустыне, а пальме не ска­зал расти в тайге. Допуская в нашей жизни что-то, Он дает бла­гопотребную помощь вовремя, лишь бы было не потеряно, а, наоборот, развито главное благо нашей жизни — спасение: «Да прекратится злоба нечестивых, а праведника подкрепи: ибо Ты испытуешь сердца и утробы, праведный Боже! Щит мой в Боге, спасающем правых сердцем» (Пс. 7:10,11).

Итак, заканчивая книгу, я бы хотел обратиться к вам сло­вами пророка Осии, который сказал: «Сейте себе в правду и по­жнете милость; распахивайте у себя новину, ибо время взыскать Господа, чтобы Он, когда придет, дождем пролил на вас правду» (Ос. 10:12). «Вы, — говорит Господь, — прежде всего, делаете это для себя, когда исполняете правду в своей жизни и сеете ее вокруг себя своим светлым отношением к людям». Претворяя ее в жизнь с помощью союза святой четы, мы как результат по­жинаем для себя ее плод — милость. Но у пути правды есть так­же и необычная особенность, отображенная в словах Осии, и выглядит она следующим образом: как бы мы ни шли, и что бы мы ни делали, путь правды, прежде всего, предполагает возде­лывание непаханой целины своего сердца. Другими словами, на этом пути человек всегда проходит что-то новое, и чтобы распахать эту новину, нам необходимо приложить над собой усилие, только таким образом мы совершенствуемся и превра­щаем некогда бесплодные и забытые пределы своего сердца в ухоженные земли, способные дать множество доброго плода. «А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово и принимают, и приносят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат» (Мк. 4:20). Только так Господь, когда придет, изольет на нас правду как дождь благословений. Сеем в правду, сеем в людей и получаем от Бога тоже правду, которая нас не только защитит, наставит и придаст нам силы, но и оправдает и откроет перед нами врата правды Небесного Царства Господа нашего Иисуса Христа.

"Отворите мне врата правды; войду в них, прославлю Господа.
Вот врата Господа; праведные войдут в них"
(Пс.117:19,20)