«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Видео Канал сайта "Путь Правды"
Молитва покаяния
Карта посещений
Мы в соц. сетях
Посвящение семьи

Есть в четвертой главе книги Исход всего три стиха: в них описывается событие, которое могло поставить крест не только на судьбе самого Моисея, но и на всей удивительной истории освобождения Евреев из египетского рабства. Но не смотря на такую чрезвычайность события Моисей, при всем моем желании найти обратное, об этом даже не догадывался. Что такого важного произошло тогда и что может рассказать нам сегодня эта короткая, но в то же время очень многозначительная и необычная история?

Итак, буквально еще за каких-то три стиха до обозначенных событий, без каких-либо намеков на надвигающуюся опасность, в духе всей книги Исход мы читаем: «И сказал Господь Моисею: когда пойдешь и возвратишься в Египет, смотри, все чудеса, которые Я поручил тебе, сделай пред лицем фараона, а Я ожесточу сердце его, и он не отпустит народа. И скажи фараону: так говорит Господь: Израиль [есть] сын Мой, первенец Мой; Я говорю тебе: отпусти сына Моего, чтобы он совершил Мне служение; а если не отпустишь его, то вот, Я убью сына твоего, первенца твоего» (Исх.4:21-23). Ничего необычного – Господь как ни в чем не бывало дает указание Своему помазаннику и тот, получив последнее напутствие, идет со своей семьей в Египет. Но вдруг: «Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови - по обрезанию» (Исх.4:24-26). И далее мы вновь читаем так, как будто ничего и не происходило: «И Господь сказал Аарону: пойди навстречу Моисею в пустыню. И он пошел, и встретился с ним при горе Божией, и поцеловал его» (Исх.4:27). Несмотря на это мы видим, что Моисей по какой-то несомненно весьма серьёзной причине находился «на волосок от смерти». Что за причина побудила Господа без предупреждения пойти на Моисея с единственной целью – умертвить его?

Ответ заключается в последующих двух стихах, а точнее в той реакции, которую мы видим у Сепфоры – жены Моисея: «Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови - по обрезанию» (Исх.4:25,26). Что означает обрезание мы узнаём из Слова Божьего – это есть самый настоящий завет с Господом: «И сказал Бог Аврааму: ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь мужеский пол; обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами» (Быт.17:9-11). Завет единения, верности и принадлежности Богу Авраама не только самого Авраама, но и всего его семени, другими словами то самое Посвящение, которое прежде всего выражается в сердечном посвящении человека Богу и Его путям, как говорил об этом в последствии сам Моисей: «Итак обрежьте крайнюю плоть сердца вашего и не будьте впредь жестоковыйны» (Втор.10:16).

Обрезание в прошлом, как и ныне крещение — это не просто какой-то обряд, но таинство, которому должно было предшествовать принятое решение человека. Это знак нашего решения следовать за Господом, отказавшись от старого греховного образа жизни, что и представляла крайняя плоть, которой символично лишались евреи: «Обрежьте себя для Господа, и снимите крайнюю плоть с сердца вашего, мужи Иуды и жители Иерусалима, чтобы гнев Мой не открылся, как огонь, и не воспылал неугасимо по причине злых наклонностей ваших» (Иер.4:4). Как мы видим, без завета и посвящения Богу на Божье чадо, равно как и на народ, который претендует на привилегию именоваться Божьим открывается гнев Господень. И это не спроста, ведь мы, называясь перед людьми Божьими начинаем представлять на земле Его дела, являя тем самым Господа всем народам. А это великая ответственность. Я думаю, именно эта мысль во время посещения их Богом в одно мгновенье посетила Сепфору, в следствии чего она молниеносно приняла единственно верное решение, посвятив своих детей и себя вместе с ними Богу.

Но почему так радикально, почему было не предупредить или хотя бы намекнуть Моисею? Или почему было не сделать это уже в Египте, потом когда-нибудь, в подходящий момент, когда все были бы готовы? Зачем перед выбором была поставлена именно Сепфора, а не Моисей? Иными словами, если бы Сепфора не догадалась, то не только все дело, но и жизнь Моисея, потерпев неудачу, канула бы в лето. В конце концов, если все так категорично, почему Моисей сам не догадался еще до выхода в Египет посвятить свою семью Господу?

Начнем разбираться поэтапно. Если человек не будет должным образом посвящен Господу, то он однозначно не сможет выполнить то предназначение, которое имеет в Боге. Он не сможет исполнить Его волю правильно, а значит только навредит ей и все лишь только усугубит. А мы знаем, по известной всем поговорке, что сделанное на половину дело хуже даже несделанного дела. Таким образом, Моисей отправился в путь со своей семьей, а точнее со своей женой, которая являлась его второй половиной и детьми, не посвятив их Богу. Посвящал ли он их в свое дело нам не известно, но исходя из предпринятых действий Сепфоры скорее да, чем нет. Она понимала на сколько высоки ставки, а также понимала, что необходимо было предпринять, при появлении Бога. Более того она каким-то образом догадалась, что если не посвятит оставшуюся часть семьи, то они погибнут. Это говорит о том, что она была как минимум в курсе событий и как максимум проницательной женой.

Тем не менее, для полноты служения Господу чего-то не хватало. А не хватало того самого принятого решения – момента посвящения, когда мы не просто знаем и понимаем и даже сочувствуем и готовы помогать, но когда мы всецело и осознанно говорим Богу «да» и посвящаем себя без остатка Его делу. И этот «Рубикон» должен был перейти не только Моисей, как это случилось у него перед горящим терновым кустом, но и вся семья. А теперь представьте себе, когда такой человек, как Моисей вышел на столь ответственное Божье дело, а его семья, его тыл, который должен был быть надежным остался оголен и не посвящен делу его жизни. Что в таком случае может произойти? Ответ очевиден: то, что должно послужить помощью и опорой может в таком случае превратится в самую настоящую обузу, если даже не противника. Ведь, когда человек не понимает Божьего смысла в действиях другого человека, а особенно такого неординарного мужа, как Моисей, то он рискует стать самым настоящим врагом этого дела, а, следовательно, предателем всего Божьего замысла. Но Моисею и без того было не просто: ему противится фараон, ему противится его собственный народ, а тут еще и с тыла наносился бы предательский удар непонимания, недовольства и раздражения. Такого вынести практически невозможно. Быть может оттого апостол Павел и советует нам следующее: «По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так. … А я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене … Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения» (1Кор.7:26-35).

Конечно эти слова не говорят о том, что Господь против замужества, женитьбы и уж тем более семьи. Через апостола Он лишь предупреждает нас о бесспорной тяжести такого пути, когда человек соединяет свою жизнь с жизнью другого человека, имеющего свой характер, свои интересы, свое понимание и т.п. Теперь помимо радения над Божьим добавляется еще одна дополнительная и непростая работа по синхронизации сердец, интересов и единых целей, которые обязательно должны стать в семье исключительно Божьими, как для мужа, так и для его жены и детей. Моисей, равно как многие из нас, до того, как призвал его Господь попал точно в такую же ситуацию – он уже имел жену и детей, оттого и ставки, и ответственность у семейного человека, исполняющего Божье призвание оказываются более высокими. А спрос становится теперь не только с него, но и с его жены и даже детей.

Но почему, спросят некоторые, я так категоричен и почему я думаю, что непременно со стороны жены или детей последовало бы предательство? Все потому что требования теперь очень высоки, а дело слишком необычно, чтобы будучи непосвященным понять и принять его, как свое. Жена, равно как и дети – это естественное продолжение мужа «… и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мар.10:8,9). И если жена не идет в том же направлении, куда и муж, то это станет самой настоящей трагедией семьи, которая в итоге приведет к разрыву, а значит и конфликту. Но как выдержать и исправить этот конфликт? А самое главное какой смысл делать это, если ты уже должен вместо внутрисемейных баталий исполнять Божье дело? У тебя никогда не получится равноценно сражаться на оба фронта, ибо в самом главном ты обязательно станешь несостоятелен и бессилен, потратившись на сражения в собственном же тылу. Такой человек становится не благонадежен и может совершить много непоправимых ошибок, которые лишь только усугубят то, что Бог хотел исправить с помощью тебя. Уж лучше было и не начинать это дело с таким человеком. К такому же собственно выводу и пришел Господь, когда увидел отправляющегося в путь со своей непосвящённой семьей Моисея.

Что должен был сделать Моисей? Быть может он должен был не брать с собой семью? Или должен был посвятить их Богу перед началом похода в Египет? Сказать тяжело. Но произошло именно так, как произошло, а значит в этом заложен для нас определенный смысл. На мой взгляд, являясь надежным тылом и естественным продолжением Моисея во всех его делах Сепфора сама должна была столкнуться с Господом в Его страшном и сокрушающем человеческое «Я» величием. При всем моем уважении, у нее никогда бы не получилось проникнуться Божьим замыслом и видением, познать Его величие, стань ей рассказывать об этом Моисей. Любому призванному человеку, на плечи которого ложится нелегкое бремя миссии от Бога необходимо прежде встретиться с Самим Богом, дабы познать величие и власть Того, Кто тебя посылает. Таким человеком помимо Моисея была и Сепфора, а также и их дети – они совместно несли бремя миссии Моисея, как плоть от плоти его, как самые близкие и родные люди. Без подобного посвящения всей семьи дело обречено на провал, без взаимного понимания твоей второй половиной, которая всегда поддержит, которая не оставит и все поймет, очень тяжело сражаться, тем более с такой миссией, как у Моисея. Либо, как мы читали, в таком случае необходимо быть одному, как это и случалось практически со всеми пророками Израиля.

Возможно кто-то возразит, что дети сами не принимали решения, ведь их обрезала Сепфора. Однако еще раз повторюсь, скорее всего все всё знали: Моисей не просто делился, он наставлял и объяснял своим родным, в том числе и отцу Сепфоры Иофору – священнику Мадиамскому. Иначе как объяснить то, что он не только поддержал своего зятя, но и в последствии пришел помочь ему в пустыню, прославив и возблагодарив Бога Израиля: «и сказал Иофор: благословен Господь, Который избавил вас из руки Египтян и из руки фараоновой, Который избавил народ сей из-под власти Египтян; ныне узнал я, что Господь велик паче всех богов, в том самом, чем они превозносились над Израильтянами» (Исх.18:10,11). Точно таким же образом – в действии, Сепфора равно как и двое их сыновей Гирсам и Елиезер, показали, что согласны разделить тяжесть миссии своего мужа и отца, тем что пустились с ним в этот нелегкий путь. Не хватало, как мы уже говорили выше, только одного – момента посвящения, выраженном в обряде обрезания сыновей. Но поскольку сыновья были еще довольно молоды, вся ответственность по принятию решения легла именно на Сепфору, как жену, так и мать своих сыновей. Этим она посвятила вместе с ними и себя.

Еще одним доказательством того, что в последствии семья Моисея явилась для него верной опорой в столь нелегком деле может послужить тот факт, что далее в Библии о Сепфоре, о Гирсаме и о Елиезере мы практически ничего не находим. Это свидетельствует о том, что и жена, и дети Моисея стали во всем его логическим продолжением. Потому что думали так, как Моисей, говорили так, как Моисей и делали то, что говорил Моисей.

Посвящение семьи

Есть в четвертой главе книги Исход всего три стиха: в них описывается событие, которое могло поставить крест не только на судьбе самого Моисея, но и на всей удивительной истории освобождения Евреев из египетского рабства. Но не смотря на такую чрезвычайность события Моисей, при всем моем желании найти обратное, об этом даже не догадывался. Что такого важного произошло тогда и что может рассказать нам сегодня эта короткая, но в то же время очень многозначительная и необычная история?

Итак, буквально еще за каких-то три стиха до обозначенных событий, без каких-либо намеков на надвигающуюся опасность, в духе всей книги Исход мы читаем: «И сказал Господь Моисею: когда пойдешь и возвратишься в Египет, смотри, все чудеса, которые Я поручил тебе, сделай пред лицем фараона, а Я ожесточу сердце его, и он не отпустит народа. И скажи фараону: так говорит Господь: Израиль [есть] сын Мой, первенец Мой; Я говорю тебе: отпусти сына Моего, чтобы он совершил Мне служение; а если не отпустишь его, то вот, Я убью сына твоего, первенца твоего» (Исх.4:21-23). Ничего необычного – Господь как ни в чем не бывало дает указание Своему помазаннику и тот, получив последнее напутствие, идет со своей семьей в Египет. Но вдруг: «Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови - по обрезанию» (Исх.4:24-26). И далее мы вновь читаем так, как будто ничего и не происходило: «И Господь сказал Аарону: пойди навстречу Моисею в пустыню. И он пошел, и встретился с ним при горе Божией, и поцеловал его» (Исх.4:27). Несмотря на это мы видим, что Моисей по какой-то несомненно весьма серьёзной причине находился «на волосок от смерти». Что за причина побудила Господа без предупреждения пойти на Моисея с единственной целью – умертвить его?

Ответ заключается в последующих двух стихах, а точнее в той реакции, которую мы видим у Сепфоры – жены Моисея: «Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови - по обрезанию» (Исх.4:25,26). Что означает обрезание мы узнаём из Слова Божьего – это есть самый настоящий завет с Господом: «И сказал Бог Аврааму: ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь мужеский пол; обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами» (Быт.17:9-11). Завет единения, верности и принадлежности Богу Авраама не только самого Авраама, но и всего его семени, другими словами то самое Посвящение, которое прежде всего выражается в сердечном посвящении человека Богу и Его путям, как говорил об этом в последствии сам Моисей: «Итак обрежьте крайнюю плоть сердца вашего и не будьте впредь жестоковыйны» (Втор.10:16).

Обрезание в прошлом, как и ныне крещение — это не просто какой-то обряд, но таинство, которому должно было предшествовать принятое решение человека. Это знак нашего решения следовать за Господом, отказавшись от старого греховного образа жизни, что и представляла крайняя плоть, которой символично лишались евреи: «Обрежьте себя для Господа, и снимите крайнюю плоть с сердца вашего, мужи Иуды и жители Иерусалима, чтобы гнев Мой не открылся, как огонь, и не воспылал неугасимо по причине злых наклонностей ваших» (Иер.4:4). Как мы видим, без завета и посвящения Богу на Божье чадо, равно как и на народ, который претендует на привилегию именоваться Божьим открывается гнев Господень. И это не спроста, ведь мы, называясь перед людьми Божьими начинаем представлять на земле Его дела, являя тем самым Господа всем народам. А это великая ответственность. Я думаю, именно эта мысль во время посещения их Богом в одно мгновенье посетила Сепфору, в следствии чего она молниеносно приняла единственно верное решение, посвятив своих детей и себя вместе с ними Богу.

Но почему так радикально, почему было не предупредить или хотя бы намекнуть Моисею? Или почему было не сделать это уже в Египте, потом когда-нибудь, в подходящий момент, когда все были бы готовы? Зачем перед выбором была поставлена именно Сепфора, а не Моисей? Иными словами, если бы Сепфора не догадалась, то не только все дело, но и жизнь Моисея, потерпев неудачу, канула бы в лето. В конце концов, если все так категорично, почему Моисей сам не догадался еще до выхода в Египет посвятить свою семью Господу?

Начнем разбираться поэтапно. Если человек не будет должным образом посвящен Господу, то он однозначно не сможет выполнить то предназначение, которое имеет в Боге. Он не сможет исполнить Его волю правильно, а значит только навредит ей и все лишь только усугубит. А мы знаем, по известной всем поговорке, что сделанное на половину дело хуже даже несделанного дела. Таким образом, Моисей отправился в путь со своей семьей, а точнее со своей женой, которая являлась его второй половиной и детьми, не посвятив их Богу. Посвящал ли он их в свое дело нам не известно, но исходя из предпринятых действий Сепфоры скорее да, чем нет. Она понимала на сколько высоки ставки, а также понимала, что необходимо было предпринять, при появлении Бога. Более того она каким-то образом догадалась, что если не посвятит оставшуюся часть семьи, то они погибнут. Это говорит о том, что она была как минимум в курсе событий и как максимум проницательной женой.

Тем не менее, для полноты служения Господу чего-то не хватало. А не хватало того самого принятого решения – момента посвящения, когда мы не просто знаем и понимаем и даже сочувствуем и готовы помогать, но когда мы всецело и осознанно говорим Богу «да» и посвящаем себя без остатка Его делу. И этот «Рубикон» должен был перейти не только Моисей, как это случилось у него перед горящим терновым кустом, но и вся семья. А теперь представьте себе, когда такой человек, как Моисей вышел на столь ответственное Божье дело, а его семья, его тыл, который должен был быть надежным остался оголен и не посвящен делу его жизни. Что в таком случае может произойти? Ответ очевиден: то, что должно послужить помощью и опорой может в таком случае превратится в самую настоящую обузу, если даже не противника. Ведь, когда человек не понимает Божьего смысла в действиях другого человека, а особенно такого неординарного мужа, как Моисей, то он рискует стать самым настоящим врагом этого дела, а, следовательно, предателем всего Божьего замысла. Но Моисею и без того было не просто: ему противится фараон, ему противится его собственный народ, а тут еще и с тыла наносился бы предательский удар непонимания, недовольства и раздражения. Такого вынести практически невозможно. Быть может оттого апостол Павел и советует нам следующее: «По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так. … А я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене … Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения» (1Кор.7:26-35).

Конечно эти слова не говорят о том, что Господь против замужества, женитьбы и уж тем более семьи. Через апостола Он лишь предупреждает нас о бесспорной тяжести такого пути, когда человек соединяет свою жизнь с жизнью другого человека, имеющего свой характер, свои интересы, свое понимание и т.п. Теперь помимо радения над Божьим добавляется еще одна дополнительная и непростая работа по синхронизации сердец, интересов и единых целей, которые обязательно должны стать в семье исключительно Божьими, как для мужа, так и для его жены и детей. Моисей, равно как многие из нас, до того, как призвал его Господь попал точно в такую же ситуацию – он уже имел жену и детей, оттого и ставки, и ответственность у семейного человека, исполняющего Божье призвание оказываются более высокими. А спрос становится теперь не только с него, но и с его жены и даже детей.

Но почему, спросят некоторые, я так категоричен и почему я думаю, что непременно со стороны жены или детей последовало бы предательство? Все потому что требования теперь очень высоки, а дело слишком необычно, чтобы будучи непосвященным понять и принять его, как свое. Жена, равно как и дети – это естественное продолжение мужа «… и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мар.10:8,9). И если жена не идет в том же направлении, куда и муж, то это станет самой настоящей трагедией семьи, которая в итоге приведет к разрыву, а значит и конфликту. Но как выдержать и исправить этот конфликт? А самое главное какой смысл делать это, если ты уже должен вместо внутрисемейных баталий исполнять Божье дело? У тебя никогда не получится равноценно сражаться на оба фронта, ибо в самом главном ты обязательно станешь несостоятелен и бессилен, потратившись на сражения в собственном же тылу. Такой человек становится не благонадежен и может совершить много непоправимых ошибок, которые лишь только усугубят то, что Бог хотел исправить с помощью тебя. Уж лучше было и не начинать это дело с таким человеком. К такому же собственно выводу и пришел Господь, когда увидел отправляющегося в путь со своей непосвящённой семьей Моисея.

Что должен был сделать Моисей? Быть может он должен был не брать с собой семью? Или должен был посвятить их Богу перед началом похода в Египет? Сказать тяжело. Но произошло именно так, как произошло, а значит в этом заложен для нас определенный смысл. На мой взгляд, являясь надежным тылом и естественным продолжением Моисея во всех его делах Сепфора сама должна была столкнуться с Господом в Его страшном и сокрушающем человеческое «Я» величием. При всем моем уважении, у нее никогда бы не получилось проникнуться Божьим замыслом и видением, познать Его величие, стань ей рассказывать об этом Моисей. Любому призванному человеку, на плечи которого ложится нелегкое бремя миссии от Бога необходимо прежде встретиться с Самим Богом, дабы познать величие и власть Того, Кто тебя посылает. Таким человеком помимо Моисея была и Сепфора, а также и их дети – они совместно несли бремя миссии Моисея, как плоть от плоти его, как самые близкие и родные люди. Без подобного посвящения всей семьи дело обречено на провал, без взаимного понимания твоей второй половиной, которая всегда поддержит, которая не оставит и все поймет, очень тяжело сражаться, тем более с такой миссией, как у Моисея. Либо, как мы читали, в таком случае необходимо быть одному, как это и случалось практически со всеми пророками Израиля.

Возможно кто-то возразит, что дети сами не принимали решения, ведь их обрезала Сепфора. Однако еще раз повторюсь, скорее всего все всё знали: Моисей не просто делился, он наставлял и объяснял своим родным, в том числе и отцу Сепфоры Иофору – священнику Мадиамскому. Иначе как объяснить то, что он не только поддержал своего зятя, но и в последствии пришел помочь ему в пустыню, прославив и возблагодарив Бога Израиля: «и сказал Иофор: благословен Господь, Который избавил вас из руки Египтян и из руки фараоновой, Который избавил народ сей из-под власти Египтян; ныне узнал я, что Господь велик паче всех богов, в том самом, чем они превозносились над Израильтянами» (Исх.18:10,11). Точно таким же образом – в действии, Сепфора равно как и двое их сыновей Гирсам и Елиезер, показали, что согласны разделить тяжесть миссии своего мужа и отца, тем что пустились с ним в этот нелегкий путь. Не хватало, как мы уже говорили выше, только одного – момента посвящения, выраженном в обряде обрезания сыновей. Но поскольку сыновья были еще довольно молоды, вся ответственность по принятию решения легла именно на Сепфору, как жену, так и мать своих сыновей. Этим она посвятила вместе с ними и себя.

Еще одним доказательством того, что в последствии семья Моисея явилась для него верной опорой в столь нелегком деле может послужить тот факт, что далее в Библии о Сепфоре, о Гирсаме и о Елиезере мы практически ничего не находим. Это свидетельствует о том, что и жена, и дети Моисея стали во всем его логическим продолжением. Потому что думали так, как Моисей, говорили так, как Моисей и делали то, что говорил Моисей.