«...идущего
ПУТЁМ ПРАВДЫ
Он любит» (Пр. 15:9)
Глава 1. Божий замысел

Прежде всего хочется сказать, что данная книга не являет­ся просто результатом какого-то одного откровения или жела­ния поделиться чем-то интересным, но, своего рода, итоговым обобщением некоторых более ранних откровений от Бога, которые реально меняли и формировали мою жизнь. Однако стержневым откровением этой книги все же является откро­вение о Божьей правде. Будучи неповторимым и важным по своей сути, оно удивительным образом сумело объединить в себе и многие другие результаты моего предыдущего общения с Господом. Потому-то это послание, на мой взгляд, приоб­рело особое качество, способное вернуть Церкви некоторые утерянные истины, которые имеют силу сделать Божий народ свободным от многих заблуждений и неправды. Данное по­слание практически было бы невозможным, если бы Господь сначала не провел меня и мою семью через ряд непростых ис­пытаний, что помогло нам увидеть многие наши и не только наши ошибки. Это переплавило нас и позволило сердцем, ал­чущим правды более чувствительно воспринять то, что хотел сказать Господь. Истина о правде, если от нее не отмахиваться и, действительно, начать за ней следовать, позволит нам по-настоящему очистить собственные сердца от всякой неправды и даст всем тем, кто ищет, ответ на исконный вопрос: что зна­чит быть без пятна и порока, и как правильно соблюсти себя и свою собственную Церковь в непорочности и чистоте к при­шествию Господа нашего Иисуса Христа? Ибо сказано: «...Хри­стос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна» (Еф. 5:25–27).

Такие качества чистой, принадлежащей лишь одному един­ственному, могут быть присущи только невесте, которую воз­любил Господь, и с которой не раз Он сравнивает свою Цер­ковь. «Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста» (Песн. 4:9). Когда же мы читаем о событиях последних дней, которые раз­ворачиваются перед нами в Книге Откровение Иоанна Бого­слова, то перед нами также предстает чистая и непорочная не­веста Агнца, призванная стать Ему верной женой: «И пришел ко мне один из семи Ангелов… и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца» (Отк. 21:9). По этой причине Церковь, как и любая другая возлюбленная, должна быть без пятна и по­рока, свята и непорочна, чтобы быть готовой к приходу своего Жениха. Только это является свидетельством ее полной готов­ности. Настоящая невеста в действительности отличается от остальных девиц лишь по двум простым критериям: выбором самого жениха, что и делает девушку невестой, а также ее соб­ственной верностью. Но если выбор нашего Жениха Иисуса Христа определен Его неизменной любовью, которая, со­гласно приведенным выше словам, очищает и делает невесту святой через искреннее покаяние посредством слова (апостол Павел приравнял это к действию очищения водной баней), то непорочность говорит сама за себя, то есть об отсутствии по­рока в жизни. Это та самая верность Христу, которая сохраняет невесту до дня брачного пира. Проблемы у невесты могут быть в обеих сферах: как в неискреннем раскаянии, так и в пороч­ной жизни. Но если первый вопрос — при условии реального желания меняться, можно решить достаточно быстро благода­ря Крови Христа, о чем мы также будем размышлять в главе «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте пути Ему», то второй вопрос — о праведной жизни — может оказаться для многих непреодолимой преградой, чему и будет посвящена вся оставшаяся часть книги.

Что есть непорочное хождение невесты перед Женихом, а Церкви — перед Богом, особенно в свете Его скорого при­шествия? Мне кажется, правильный ответ может звучать так: это наличие постоянных мыслей о Христе, как это бывает у настоящей невесты, которая искренне восхищена своим же­ланным женихом. Только в этом случае все поступки невесты могут быть мотивированы неизменным угождением любым Его желаниям и интересам, потому что душа пленена любо­вью к Нему одному. Однако у людей, называющих себя хри­стианами, существует старая как мир и изворотливая, как змий, проблема. Проявляется она в том, что в сердце человека всегда был конфликт между собственными желаниями и же­ланиями Творца. Наличие этой проблемы производит в людях невежество, которое выражается в отсутствии верного позна­ния желаний нашего Жениха. Но не научившись определять, в чем истинное желание Бога, такие люди, даже ходя в церковь и думая, что угождают Христу, в итоге угождают кому угодно, только не Ему. По этой причине невеста находится сейчас в крайне плачевном состоянии. Подобное небрежение к сво­ему Суженому и его желаниям ставит невесту в положение самой обычной девицы. Не отличаясь ничем от других, она лишает себя той единственной особенности, благодаря кото­рой Христос принимает нас как Свою невесту. Как же невесте научиться определять, что хочет ее Жених? Если я скажу, что нужно просто полюбить Его, то многие, покачав головой, тут же закроют эту книгу, потому что они вроде желают и знают о необходимости любви, но не могут воплотить это в жизнь. Послание раскрывает секрет наших отношений со Христом, применение которого на практике переводит наши отношения с Богом в настоящую любовь, открывая перед нами сердце и желания Христа. Каждый из нас имеет реальную возможность знать Господа, как Его знали Божьи помазанники, о которых повествует Библия. Ведь если невеста не знает своего жениха, то возникает справедливый вопрос: является ли она невестой? Теперь нам предстоит понять этот секрет и, наконец, понять, что хочет от нас Бог. Для этого мы обратимся к опыту тех, кто своей жизнью доказал, что хорошо знал Бога. Наставниками в этом для нас станут такие праведники и отцы нашей веры, как Авраам, Моисей, Давид, Исаия, а также их новозаветные про­должатели Павел, Петр, Иоанн и многие другие герои веры.

Суть откровения о правде Божьей удивительным образом также сообразуется с тем, о чем говорил мне Господь перед тем, как я начал молиться о правде. В этой книге я обязательно буду обращаться к откровениям, которые дал мне Господь ранее: например, к откровению об утешающей роли Духа Святого или к откровению о природе Божьих откровений. И с чего бы хоте­лось начать — это с небольшого слова от Бога, что дал мне Го­сподь задолго до того, как подвиг меня искать ответов о прав­де. Господь открыл, что наступают те времена, когда Он начнет готовить Свою Церковь к последним дням. И первое, что Он желал бы, это вернуть Церкви утраченные истины, которые помогли бы ей соблюсти себя в святости и непорочности Не­весты Христа. Общий смысл этого небольшого откровения со­стоял в том, что Божий народ в корне должен изменить мотивы своего сердца и забыть о всяком процветании и преуспевании даже, как ни странно, в деле евангелизации. Церковь разъеда­ется лицемерием, она наполнена лжеучениями, ее захлестнула бесплодная конкуренция, словно это соревнование по приво­ду новообращенных в клубы по интересам, где вместо людей, которые должны становиться душепопечителями, мы получа­ем очередных прихожан и потребителей. В подобных условиях можно вырастить не самостоятельно идущую с Богом-Отцом личность, а лишь потребителя сомнительных ценностей, что производит такая «церковь». В таком состоянии невозмож­но быть готовыми к грядущим испытаниям, с которыми мир непременно столкнется. Но это будет возможно, если мы об­ратим свое внимание на качество душ, а не на их количество. Господь меняет ориентиры и мотивацию Церкви, главной забо­той которой впредь должна стать ее чистота перед Богом. Так­же хочу отметить, что в основание данного мне откровения о правде Божьей Господь положил Книгу Иова. В дальнейшем мы не только будем часто обращаться к ней, но и практически заново прочитаем ее, выкристаллизовывая из нее все то, что хотел сказать нам Господь о правде и ее подделках. Это бу­дет непростой путь, требующий терпения и усердия, но лишь окунувшись в размышления этой книги, можно пропитаться самим духом правды и осознать ее смысл, дабы быть напол­ненным и готовым правильно пройти предназначенный нам от Бога путь.

Итак, что же такое правда? У правды есть антоним — не­правда, иначе говоря, ложь. Обратившись к Слову Божьему, мы легко можем узнать отношение нашего Бога к этой неправде: «Всякая неправда есть грех…» (1 Ин. 5:17). Если неправда — это грех, значит, правда — это то, что наверняка не приведет нас ко греху. Но в таком случае не достаточно ли нам просто говорить только правду и одну лишь правду, чтобы гарантированно из­бавить свою жизнь от греха, ведь в Слове Божьем написано, что «возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23). Но боюсь, в та­ком суждении есть что-то ошибочное. Бесспорно, мы можем говорить правду, но при этом ей же и «убить» человека. Мож­но также говорить правду, а в сердце оставаться завистником. Или, например, можно, даже говоря правду, тайно заниматься аморальными вещами. Наконец, можно без умолку кричать эту самую правду, но при этом возникает вопрос: чья она, и вообще является ли она правдой?

В связи с этим нашей первостепенной задачей становится исследование того, что называется правдой. В Библии мы до­вольно часто сталкиваемся с привычным для нашего слуха и понимания словом «правда». Что я имею в виду? Это то, ког­да мы честно говорим о ком-либо или о чем-либо. Например: «...Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа» (Ин. 4:17). Но если исходить только из такого понимания, тогда многое в Библии будет просто невозможно объяснить. Например, как можно понять следующий текст: «Так говорит Господь: сохраняйте суд и делайте правду; ибо близко спасение Мое и откровение правды Моей» (Ис. 56:1)? Для того чтобы по­нять данное высказывание пророка Исаии, давайте обратим свое внимание на то, что упоминание о правде здесь встреча­ется в двух очень важных контекстах. Первое значение правды употребляется здесь явно по отношению к человеку: «делайте правду», а второе исходит напрямую от Бога и касается только Его: «откровение правды Моей».

Безусловно, для нас, живущих в эпоху Нового Завета, после прихода Спасителя, уже не секрет, что под откровением Своей правды Господь подразумевал Самого Иисуса Христа — Царя правды и Его Благую Весть. Однако для живущих в древние времена эти слова содержали в себе некую мистику и доволь­но непонятный смысл, несмотря на то, что Писание со своих страниц непрестанно, с момента своего возникновения, пыта­ется донести до людей сей самый смысл о грядущем Спасителе. Мы же, учитывая контекст послания о правде, можем сформу­лировать данный смысл следующими словами: без откровения о Царе правды нам никогда не постичь и не исполнить самой правды. Для сердец, ищущих Господа, такое откровение ни­когда не являлось тайной, в какой бы период истории это ни происходило. Только одни с самых ранних лет ходили с ним, а другие приобретали его с годами через испытания и лишения. Именно такой путь испытаний прошел всем известный патри­арх Иов. Что интересно, он обладал всеми атрибутами правды, но, увы, не видел в ней смысла, доколе в страданиях не познал Самого Даятеля правды. Тем же самым откровением о правде с детства обладал и Давид — человек по сердцу Бога, который, в свою очередь, уверенно шагал по пути правды, поскольку каждый раз лично встречал и лицезрел ее Источник — Само Солнце правды, отчего и написал в одном из псалмов: «Ищите Господа и силы Его, ищите лица Его всегда» (Пс. 104:4), и далее: «Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!» (Пс. 105:3). Последний стих вообще можно назвать ветхоза­ветной заповедью блаженства, по сути, включающей в себя большинство новозаветных заповедей блаженства, сказанных позже Иисусом в Нагорной проповеди.

Что касается первого значения слова «правда», о котором говорит Исаия: «...делайте правду...», то здесь нельзя не заме­тить, что перед ним идет другое слово, придающее этому выра­жению новый активный смысл, — это слово «делайте». Выходит, что правду можно не только говорить, но и делать! Мы же зача­стую привыкли ее только говорить. Но и это еще не все. Посла­ние становится гораздо серьезней, когда мы осознаем, что это есть повеление от Господа: «Так говорит Господь... делайте прав­ду». Однако, вновь цитируя этот текст, я упустил другое очень важное словосочетание «сохраняйте суд». Несмотря на то, что нас более интересует правда, мы не можем вольно поступать со Словом Божьим и, сделав упор на втором наставлении, пропу­стить первое. Делая так, можно потерять основной смысл по­слания, не понять его и в итоге не исполнить повеление Бога. А между тем Господь повелел: «...сохраняйте суд и делайте прав­ду...» (Ис. 56:1). Слова о суде настолько важны для исполнения правды, что они встречаются в союзе с ней не только в этой главе Книги пророка Исаии, но и в приведенном выше стихе псал­мопевца Давида, а также и во многих других местах Библии: «Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!» (Пс. 105:3), или «Пусть, как вода, течет суд, и правда — как сильный поток!» (Ам. 5:24). На самом деле хранение суда не является каким-то отдельным от исполнения правды деянием. Все это, как говорит Слово Божье, есть составляющие одного полно­ценного ПУТИ ПРАВДЫ, по которому мы должны в своей жизни двигаться. «Мерзость пред Господом — путь нечестиво­го, а идущего ПУТЕМ ПРАВДЫ Он любит» (Прит. 15:9). Слово Божье, разделяя ПУТЬ ПРАВДЫ как бы на две составляющие, говорит нам другими словами о том, что вся наша жизнь долж­на руководствоваться двумя вещами: деланием правды и хра­нением суда, как это было в жизни всех Божьих избранников.

Но откуда черпает силу этакое неугомонное желание Бо­жьих избранников руководствоваться в своей жизни правдой и судом, как будто это одна из десяти заповедей? Что интересно, предположение о заповеди недалеко от истины. Это стремле­ние, действительно, основано на древнейшей заповеди, кото­рую дал нам Господь еще через нашего отца по вере Авраама. Заповедь была дана Самим Владыкой как особое откровение тайны для будущего поколения в момент посещения старца Авраама Самим Богом, пришедшим в образе трех мужей (на мой взгляд, от этого ее важность только усиливается). Итак, Господь сказал: «Ибо Я избрал его <Авраама> для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним, творя правду и суд...» (Быт. 18:19). Мы непременно еще вернемся к разговору о правде и о суде. Но для того чтобы это сделать, нам необходимо сначала определить смысл прав­ды как таковой, который вложил в неё Бог, заповедуя нам через Авраама ходить путем Господним. Пока же давайте запомним эту «святую чету» суда и правды и условимся, что это и есть основные составляющие нашего пути в Господе.

«Дети! да не обольщает вас никто. Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он праведен» (1 Ин.3:7). Человек, идущий по пути правды, а следовательно, и творящий ее, является пра­ведником. Но, заметьте, апостол Иоанн именно в этом месте предупреждает нас об опасности обольщения, и это неслучай­но. Дело в том, что в таком щепетильном вопросе определения, кто есть праведник, существует очень много обмана и обольще­ний. Лукавый через разного рода ложные учения и откровения пытается навязать Церкви свое понимание праведной жизни человека, делая в основном упор на религиозность. Но, как мы знаем, делает он это не из благих побуждений, а для того чтобы совратить, сбить и запутать ищущих Бога людей. Лука­вый прекрасно понимает, что реальная угроза для его власти в этом мире исходит только от праведников, которые посред­ством своей веры побеждают дух этого мира. Ведь праведник не просто спасается, но возвещает и распространяет собой спа­сающую правду, выводя людей из царства тьмы в чудный Божий свет. Оттого Давид и восклицает: «Глас радости и спасения в жи­лищах праведников: десница Господня творит силу! Десница Господ­ня высока, десница Господня творит силу! Не умру, но буду жить и возвещать дела Господни» (Пс. 117:15–17). Только у праведника может быть та жизнь, которая будет ненавистна дьяволу, по­скольку праведник обладает настоящей радостью свободного, не порабощенного грехом человека, коим теперь невозможно манипулировать. Более того, у праведника есть вечное насле­дие Божье, которого сатана лишен навсегда и это его еще боль­ше злит. Однако самое опасное для сатаны — это то, что пра­веднику всегда благоволит Господь, десница Которого творит силу, что является мощным ударом по царству тьмы. Благодаря распространяющейся правде люди обретают свободу и власть, на которую лукавый не может повлиять, ибо путь таких людей выравнивает Сам Бог, как написано: «Путь праведника прям; Ты уравниваешь стезю праведника» (Ис. 26:7). Итак, идущего пу­тем правды Господь именует праведником, и только перед ним Он выравнивает все стези, дабы тот шел без препон, исполняя в своей жизни Божью правду. В чем же еще состоит прямота пути праведника, которым мы должны следовать? И как опре­делить, на том ли пути мы находимся или нет? Эти, а также многие другие вопросы мы и постараемся разобрать в этой книге.

Что интересно, можно найти немало определений значе­ния слова «правда». Все зависит от того, какую сторону этого вопроса мы хотим рассмотреть. Но ни в одном из этих значе­ний невозможно будет прийти к общему знаменателю, если мы не начнем с главного с того, что должно задавать тон всему нашему поиску правды. Давид писал: «Дело Его — слава и красо­та, и правда Его пребывает вовек» (Пс. 110:3). Говоря эти слова, Давид в своем размышлении о правде задевает исключительно то, что может принадлежать только Богу, ибо пребывает вовек. Однако для нас это не ново. Мы уже сталкивались с чем-то по­хожим у пророка Исаии (Ис. 56:1), когда говорили о втором значении слова «правда». Как в Псалмах, так и в книге пророка мы можем встретить немало упоминаний о правде, которой об­ладает Бог. В частности, Исаия, говоря о правде, в некоторых местах вдруг начинает использовать это слово в каком-то не­обычном смысле, например: «И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его — истина» (Ис. 11:5). Идет ли здесь снова речь о личности Иисуса Христа, как мы говорили выше? Вряд ли. Если быть более точным, то Христа правильнее будет называть Царем правды, или совокупностью совершен­ства, которое и вмещает в себя всю истину и правду. Как мы ви­дим, в данном изречении пророка истина и правда упоминают­ся в качестве конкретного аксессуара к одежде нашего Господа, представляющего собой пояс. Всем известно, что пояс служит для закрепления одежды на теле, чтобы она не распускалась и поддерживалась в надлежащем прибранном виде. Получается, что основная функция истины и правды — быть поясом в об­лачении Бога.

Что еще необычного о правде мы можем найти в Слове Божьем? «Облако и мрак окрест Его; правда и суд — основание престола Его» (Пс. 96:2). В этом случае правда вместе с судом выступают в роли основания престола Господа или, другими словами, в роли того, что поддерживает Его власть. Это не­маловажный факт, который мы обязательно разберем немно­го позже. Сейчас же хочу обратить внимание на то, что правда вновь оказалась в роли того, что поддерживает или в данном случае как бы несет на себе престол царствования Бога, давая основание тому, над чем восседает на Своем престоле Созда­тель. А восседает Он над делом Своих рук, которое есть слава и красота, как писал Давид.

Таким образом, невольно возникает вопрос: что может со­хранять от полного развала и хаоса всю эту красоту и славу, которую вдохнул Господь во вселенную, наполнив ее жизнью? Что, подобно поясу, удерживающему одежды, не дает разва­литься всему этому великолепию? Быть может, это Божья сила или Божья любовь, а, может, Его крепкая мышца? Также есть еще мудрость, святость, долготерпение и многое другое, чем обладает наш Бог. Да и аминь. Но все это не имело бы цели, если бы не один факт, предшествующий всему: БОЖИЙ ЗА­МЫСЕЛ. Только благодаря Ему все приобретает смысл и пред­назначение. Божий замысел — это то, что задумал наш Творец и воплотил в жизнь, поддерживая ее, словно поясом, на про­тяжении времен от преждевременного разрушения, которому подверглась вселенная из-за грехопадения человека. Замысел преследует высшую цель и придает всему значение. Без него нет никакой необходимости в жизни и смысла в развитии. Если даже на секунду предположить, что замысла нет, то тогда жизнь как среда для его воплощения моментально лишается своего права на существование. Ничего не пройдет и не разру­шится, пока не исполнится Божий замысел, или Господень со­вет, как окрестил его Давид в одном из своих псалмов: «Совет же Господень стоит вовек; помышления сердца Его — в род и род» (Пс. 32:11). Пророк же Исаия вторит ему: «...правда Моя пре­будет вовек, и спасение Мое — в роды родов» (Ис. 51:8). Божий замысел здесь выступает в роли надежного основания, которое пребывает вовек.

Однако многие могут поставить под сомнение этот замысел, указав на него, как на нежизнеспособную утопию. И они будут правы, если бы не одно «но»: Божий замысел был основательно испытан другим — альтернативным — способом, который был допущен Самим Богом в мир, сотворенный для человека. Дело в том, что, создавая человеческую природу, Господь заложил в нее несколько базовых принципов, на основании которых челове­ческая личность может существовать. Один из них — свобода. Если человек, действительно, был наделен свободным выбором, то, значит, что-то реально должно было удостоверить и подтвер­дить эту возможность. Такой альтернативой, как многие уже догадались, стало не просто дерево познания добра и зла, наса­женное Богом в Эдемском саду, но и сам змей как представитель иной точки зрения и другого пути развития. Господь сделал это сознательно, ибо не хотел, чтобы человек был бы вынужден «любить» Его, будучи обреченным всегда быть вместе с Тем, Кто его создал. И хотя человек поверил змею, я бы не сказал, что мы, равно как и Сам Господь, получили в итоге отрицательный результат. Бог предвидел это, поэтому Его замысел включал и такой путь развития свободной личности человека. Несомнен­но, в таких условиях жизненный путь стал значительно труд­нее: он принес боль и страдание как следствие неправильного выбора, и он же потребовал невинной жертвы Иисуса Христа ради нашего спасения. В то же время для людей, выбирающих Христа, этот путь через то, что произошло на Кресте, превра­щался в победу, потому что возвращал человека к Богу, делая его еще более сильным, чем он был до падения. Укрепленная испытаниями вера доказывала лишь абсолютную истинность Божьего замысла о человеке, потому что путь человека, вы­бравшего следовать за Божьей правдой, закалялся и приводил его к ее торжеству и вечной жизни со Христом. «О сем радуй­тесь, поскорбевши теперь немного, если нужно, от различных ис­кушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гиб­нущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1 Пет. 1:6,7).

Однако, признав точку зрения змея, большинство людей решили выбрать иной путь, который лишь мог увести от исти­ны, каковой является Сам Бог. Поэтому после падения человек стал волен не только трактовать по-своему Высший замысел, но и утверждать «собственную правду», зачастую с подачи отца всякой лжи, то есть дьявола. Именно тогда, в свете всего слу­чившегося, начиная с самого первого искушения, и обозначи­лась Божественная правда, в которой стала нуждаться попран­ная ложью истина. Все коварство лжи заключается в том, что она придумана дьяволом ради того, чтобы встать на позиции Божьей правды, заместить ее и утвердить свое новое видение той падшей действительности, которую еще на Небесах воз­намерился установить люцифер. Но, как мы уже отмечали, у Бога для такого случая было решение, ведущее к торже­ству Его правды. Более того, оно в конечном итоге оказалось даже превосходнее, потому что всем известно, что намного драгоценнее оказывается то, что было проверено и испытано, чем то, что не проходило проверки, о чем и говорил нам апостол Петр (1 Пет. 1:6,7).

Следовательно, Божья правда — это и есть Божий замысел, в свете которого выявляется истинный ход действий человека, который может идти или не идти согласно той правде, которую положил ему Бог. «Научи меня, Господи, пути Твоему и наставь меня на стезю правды...» (Пс. 26:11). Давид просит, чтобы Го­сподь научил его такому пути, который бы не противоречил тому, что Он задумал для его жизни в контексте Своего общего замысла для торжества Божьей правды. Исходя из этого, мож­но смело заявить, что существует не только глобальный кон­текст правды, но и частный, относящийся к каждой отдельно взятой жизни. Это тот самый путь правды или, проще говоря, правда, которую Бог положил исполнить каждому. При этом происходит некая фрагментация Божьей правды на отдельные ее составляющие, подобно мозаике или разноцветным кусоч­кам общего рисунка ковра. Бог как бы разложил исполнение Своего замысла на компоненты, поручив каждому выпол­нение своей собственной части на этом большом пути, при этом на Себя Он взял самое трудное и ответственное дело. Из этого следует, что могут существовать как мелкие, так и бо­лее крупные участки положенной всем и каждому в отдельно­сти правды. Трудно однозначно ответить, от чего это зависит. Единственное, что можно с уверенностью сказать — это то, что Сам Господь устанавливает эту зависимость. Человек же, соглашаясь или не соглашаясь на этот путь, определяет тем са­мым свое положение как на самом рисунке ковра, так и вне его (в том случае, если его путь противоречит Божьему замыслу). На величину компонентов рисунка, из которых состоит Божья правда, влияет как сила призвания одной личности, — тогда это может выглядеть, как один большой цветок в композиции всего ковра, так и сила призвания определенного количества людей, — в этом случае это будет крупный разноцветный ор­намент, коим в Божьем замысле могут стать и семьи, и церкви, и целые народы. Ярким примером этого может служить народ Израиля, который Господь с самого начала создал для явления Своей правды: «Послушайте Меня, знающие правду, народ, у ко­торого в сердце закон Мой!» (Ис. 51:7).

Как у любого живого существа, растения или вещи, сделан­ной руками человека (например, инструмента), есть свое соб­ственное предназначение, то, ради чего они созданы, так и у человека, есть свое собственное призвание. Просьба при этом не путать призвание с правдой, потому что призвание ограни­чено лишь определенной сферой деятельности человека и яв­ляется хоть и основной частью, но только частью всего пути под названием правда. Но мало лишь знать и исполнять то, к чему мы были призваны. Согласно словам пророка Исаии, у людей, знающих правду, в сердце заложен закон Божий. А за­ложен он может быть только ради одной цели — полного на­шего соответствия Божьим требованиям на всяком месте и во всякое время, даже когда мы находимся вне зоны действия на­шего призвания, о чем мы еще обязательно поговорим в конце книги.

Правда затрагивает абсолютно все области жизни человека, показывая то, что Господь ожидает увидеть от нас. И у каждого в силу индивидуального призвания и личных особенностей она должна быть своя. «Когда я взываю, услышь меня, Боже правды моей!» — говорит Давид (Пс. 4:2). Правда, определенная Богом для каждого человека, является эксклюзивной и одновременно гармонично вписывающейся в общее движение других людей, следующих ее путем. Именно по этой причине господином и царем моей правды не может быть мое собственное «я». Им должен стать только Бог, на что указывал Давид. Однако это практически невозможно, если мой бог не Иисус Христос, и уж тем более недостаточно только называться верующим. Та­кое положение не дает автоматического исполнения правды. Правду не взять так просто с потолка, и путь самому себе не выдумать. Все это рано или поздно развалится, потому что не будет соответствовать высшему замыслу Творца. Поэтому что­бы правда стала моей, необходимо прежде, как пишет Давид, начать искать и взывать к Нему как к Богу моей правды, чтобы в конце концов найти свой путь и исполнить тем самым Его волю. Давайте немного расширим наши поиски и ответим на встающий перед нами вопрос: что значит искать Господа и взывать к Нему?

Глава 1. Божий замысел

Прежде всего хочется сказать, что данная книга не являет­ся просто результатом какого-то одного откровения или жела­ния поделиться чем-то интересным, но, своего рода, итоговым обобщением некоторых более ранних откровений от Бога, которые реально меняли и формировали мою жизнь. Однако стержневым откровением этой книги все же является откро­вение о Божьей правде. Будучи неповторимым и важным по своей сути, оно удивительным образом сумело объединить в себе и многие другие результаты моего предыдущего общения с Господом. Потому-то это послание, на мой взгляд, приоб­рело особое качество, способное вернуть Церкви некоторые утерянные истины, которые имеют силу сделать Божий народ свободным от многих заблуждений и неправды. Данное по­слание практически было бы невозможным, если бы Господь сначала не провел меня и мою семью через ряд непростых ис­пытаний, что помогло нам увидеть многие наши и не только наши ошибки. Это переплавило нас и позволило сердцем, ал­чущим правды более чувствительно воспринять то, что хотел сказать Господь. Истина о правде, если от нее не отмахиваться и, действительно, начать за ней следовать, позволит нам по-настоящему очистить собственные сердца от всякой неправды и даст всем тем, кто ищет, ответ на исконный вопрос: что зна­чит быть без пятна и порока, и как правильно соблюсти себя и свою собственную Церковь в непорочности и чистоте к при­шествию Господа нашего Иисуса Христа? Ибо сказано: «...Хри­стос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна» (Еф. 5:25–27).

Такие качества чистой, принадлежащей лишь одному един­ственному, могут быть присущи только невесте, которую воз­любил Господь, и с которой не раз Он сравнивает свою Цер­ковь. «Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста» (Песн. 4:9). Когда же мы читаем о событиях последних дней, которые раз­ворачиваются перед нами в Книге Откровение Иоанна Бого­слова, то перед нами также предстает чистая и непорочная не­веста Агнца, призванная стать Ему верной женой: «И пришел ко мне один из семи Ангелов… и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца» (Отк. 21:9). По этой причине Церковь, как и любая другая возлюбленная, должна быть без пятна и по­рока, свята и непорочна, чтобы быть готовой к приходу своего Жениха. Только это является свидетельством ее полной готов­ности. Настоящая невеста в действительности отличается от остальных девиц лишь по двум простым критериям: выбором самого жениха, что и делает девушку невестой, а также ее соб­ственной верностью. Но если выбор нашего Жениха Иисуса Христа определен Его неизменной любовью, которая, со­гласно приведенным выше словам, очищает и делает невесту святой через искреннее покаяние посредством слова (апостол Павел приравнял это к действию очищения водной баней), то непорочность говорит сама за себя, то есть об отсутствии по­рока в жизни. Это та самая верность Христу, которая сохраняет невесту до дня брачного пира. Проблемы у невесты могут быть в обеих сферах: как в неискреннем раскаянии, так и в пороч­ной жизни. Но если первый вопрос — при условии реального желания меняться, можно решить достаточно быстро благода­ря Крови Христа, о чем мы также будем размышлять в главе «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте пути Ему», то второй вопрос — о праведной жизни — может оказаться для многих непреодолимой преградой, чему и будет посвящена вся оставшаяся часть книги.

Что есть непорочное хождение невесты перед Женихом, а Церкви — перед Богом, особенно в свете Его скорого при­шествия? Мне кажется, правильный ответ может звучать так: это наличие постоянных мыслей о Христе, как это бывает у настоящей невесты, которая искренне восхищена своим же­ланным женихом. Только в этом случае все поступки невесты могут быть мотивированы неизменным угождением любым Его желаниям и интересам, потому что душа пленена любо­вью к Нему одному. Однако у людей, называющих себя хри­стианами, существует старая как мир и изворотливая, как змий, проблема. Проявляется она в том, что в сердце человека всегда был конфликт между собственными желаниями и же­ланиями Творца. Наличие этой проблемы производит в людях невежество, которое выражается в отсутствии верного позна­ния желаний нашего Жениха. Но не научившись определять, в чем истинное желание Бога, такие люди, даже ходя в церковь и думая, что угождают Христу, в итоге угождают кому угодно, только не Ему. По этой причине невеста находится сейчас в крайне плачевном состоянии. Подобное небрежение к сво­ему Суженому и его желаниям ставит невесту в положение самой обычной девицы. Не отличаясь ничем от других, она лишает себя той единственной особенности, благодаря кото­рой Христос принимает нас как Свою невесту. Как же невесте научиться определять, что хочет ее Жених? Если я скажу, что нужно просто полюбить Его, то многие, покачав головой, тут же закроют эту книгу, потому что они вроде желают и знают о необходимости любви, но не могут воплотить это в жизнь. Послание раскрывает секрет наших отношений со Христом, применение которого на практике переводит наши отношения с Богом в настоящую любовь, открывая перед нами сердце и желания Христа. Каждый из нас имеет реальную возможность знать Господа, как Его знали Божьи помазанники, о которых повествует Библия. Ведь если невеста не знает своего жениха, то возникает справедливый вопрос: является ли она невестой? Теперь нам предстоит понять этот секрет и, наконец, понять, что хочет от нас Бог. Для этого мы обратимся к опыту тех, кто своей жизнью доказал, что хорошо знал Бога. Наставниками в этом для нас станут такие праведники и отцы нашей веры, как Авраам, Моисей, Давид, Исаия, а также их новозаветные про­должатели Павел, Петр, Иоанн и многие другие герои веры.

Суть откровения о правде Божьей удивительным образом также сообразуется с тем, о чем говорил мне Господь перед тем, как я начал молиться о правде. В этой книге я обязательно буду обращаться к откровениям, которые дал мне Господь ранее: например, к откровению об утешающей роли Духа Святого или к откровению о природе Божьих откровений. И с чего бы хоте­лось начать — это с небольшого слова от Бога, что дал мне Го­сподь задолго до того, как подвиг меня искать ответов о прав­де. Господь открыл, что наступают те времена, когда Он начнет готовить Свою Церковь к последним дням. И первое, что Он желал бы, это вернуть Церкви утраченные истины, которые помогли бы ей соблюсти себя в святости и непорочности Не­весты Христа. Общий смысл этого небольшого откровения со­стоял в том, что Божий народ в корне должен изменить мотивы своего сердца и забыть о всяком процветании и преуспевании даже, как ни странно, в деле евангелизации. Церковь разъеда­ется лицемерием, она наполнена лжеучениями, ее захлестнула бесплодная конкуренция, словно это соревнование по приво­ду новообращенных в клубы по интересам, где вместо людей, которые должны становиться душепопечителями, мы получа­ем очередных прихожан и потребителей. В подобных условиях можно вырастить не самостоятельно идущую с Богом-Отцом личность, а лишь потребителя сомнительных ценностей, что производит такая «церковь». В таком состоянии невозмож­но быть готовыми к грядущим испытаниям, с которыми мир непременно столкнется. Но это будет возможно, если мы об­ратим свое внимание на качество душ, а не на их количество. Господь меняет ориентиры и мотивацию Церкви, главной забо­той которой впредь должна стать ее чистота перед Богом. Так­же хочу отметить, что в основание данного мне откровения о правде Божьей Господь положил Книгу Иова. В дальнейшем мы не только будем часто обращаться к ней, но и практически заново прочитаем ее, выкристаллизовывая из нее все то, что хотел сказать нам Господь о правде и ее подделках. Это бу­дет непростой путь, требующий терпения и усердия, но лишь окунувшись в размышления этой книги, можно пропитаться самим духом правды и осознать ее смысл, дабы быть напол­ненным и готовым правильно пройти предназначенный нам от Бога путь.

Итак, что же такое правда? У правды есть антоним — не­правда, иначе говоря, ложь. Обратившись к Слову Божьему, мы легко можем узнать отношение нашего Бога к этой неправде: «Всякая неправда есть грех…» (1 Ин. 5:17). Если неправда — это грех, значит, правда — это то, что наверняка не приведет нас ко греху. Но в таком случае не достаточно ли нам просто говорить только правду и одну лишь правду, чтобы гарантированно из­бавить свою жизнь от греха, ведь в Слове Божьем написано, что «возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23). Но боюсь, в та­ком суждении есть что-то ошибочное. Бесспорно, мы можем говорить правду, но при этом ей же и «убить» человека. Мож­но также говорить правду, а в сердце оставаться завистником. Или, например, можно, даже говоря правду, тайно заниматься аморальными вещами. Наконец, можно без умолку кричать эту самую правду, но при этом возникает вопрос: чья она, и вообще является ли она правдой?

В связи с этим нашей первостепенной задачей становится исследование того, что называется правдой. В Библии мы до­вольно часто сталкиваемся с привычным для нашего слуха и понимания словом «правда». Что я имею в виду? Это то, ког­да мы честно говорим о ком-либо или о чем-либо. Например: «...Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа» (Ин. 4:17). Но если исходить только из такого понимания, тогда многое в Библии будет просто невозможно объяснить. Например, как можно понять следующий текст: «Так говорит Господь: сохраняйте суд и делайте правду; ибо близко спасение Мое и откровение правды Моей» (Ис. 56:1)? Для того чтобы по­нять данное высказывание пророка Исаии, давайте обратим свое внимание на то, что упоминание о правде здесь встреча­ется в двух очень важных контекстах. Первое значение правды употребляется здесь явно по отношению к человеку: «делайте правду», а второе исходит напрямую от Бога и касается только Его: «откровение правды Моей».

Безусловно, для нас, живущих в эпоху Нового Завета, после прихода Спасителя, уже не секрет, что под откровением Своей правды Господь подразумевал Самого Иисуса Христа — Царя правды и Его Благую Весть. Однако для живущих в древние времена эти слова содержали в себе некую мистику и доволь­но непонятный смысл, несмотря на то, что Писание со своих страниц непрестанно, с момента своего возникновения, пыта­ется донести до людей сей самый смысл о грядущем Спасителе. Мы же, учитывая контекст послания о правде, можем сформу­лировать данный смысл следующими словами: без откровения о Царе правды нам никогда не постичь и не исполнить самой правды. Для сердец, ищущих Господа, такое откровение ни­когда не являлось тайной, в какой бы период истории это ни происходило. Только одни с самых ранних лет ходили с ним, а другие приобретали его с годами через испытания и лишения. Именно такой путь испытаний прошел всем известный патри­арх Иов. Что интересно, он обладал всеми атрибутами правды, но, увы, не видел в ней смысла, доколе в страданиях не познал Самого Даятеля правды. Тем же самым откровением о правде с детства обладал и Давид — человек по сердцу Бога, который, в свою очередь, уверенно шагал по пути правды, поскольку каждый раз лично встречал и лицезрел ее Источник — Само Солнце правды, отчего и написал в одном из псалмов: «Ищите Господа и силы Его, ищите лица Его всегда» (Пс. 104:4), и далее: «Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!» (Пс. 105:3). Последний стих вообще можно назвать ветхоза­ветной заповедью блаженства, по сути, включающей в себя большинство новозаветных заповедей блаженства, сказанных позже Иисусом в Нагорной проповеди.

Что касается первого значения слова «правда», о котором говорит Исаия: «...делайте правду...», то здесь нельзя не заме­тить, что перед ним идет другое слово, придающее этому выра­жению новый активный смысл, — это слово «делайте». Выходит, что правду можно не только говорить, но и делать! Мы же зача­стую привыкли ее только говорить. Но и это еще не все. Посла­ние становится гораздо серьезней, когда мы осознаем, что это есть повеление от Господа: «Так говорит Господь... делайте прав­ду». Однако, вновь цитируя этот текст, я упустил другое очень важное словосочетание «сохраняйте суд». Несмотря на то, что нас более интересует правда, мы не можем вольно поступать со Словом Божьим и, сделав упор на втором наставлении, пропу­стить первое. Делая так, можно потерять основной смысл по­слания, не понять его и в итоге не исполнить повеление Бога. А между тем Господь повелел: «...сохраняйте суд и делайте прав­ду...» (Ис. 56:1). Слова о суде настолько важны для исполнения правды, что они встречаются в союзе с ней не только в этой главе Книги пророка Исаии, но и в приведенном выше стихе псал­мопевца Давида, а также и во многих других местах Библии: «Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!» (Пс. 105:3), или «Пусть, как вода, течет суд, и правда — как сильный поток!» (Ам. 5:24). На самом деле хранение суда не является каким-то отдельным от исполнения правды деянием. Все это, как говорит Слово Божье, есть составляющие одного полно­ценного ПУТИ ПРАВДЫ, по которому мы должны в своей жизни двигаться. «Мерзость пред Господом — путь нечестиво­го, а идущего ПУТЕМ ПРАВДЫ Он любит» (Прит. 15:9). Слово Божье, разделяя ПУТЬ ПРАВДЫ как бы на две составляющие, говорит нам другими словами о том, что вся наша жизнь долж­на руководствоваться двумя вещами: деланием правды и хра­нением суда, как это было в жизни всех Божьих избранников.

Но откуда черпает силу этакое неугомонное желание Бо­жьих избранников руководствоваться в своей жизни правдой и судом, как будто это одна из десяти заповедей? Что интересно, предположение о заповеди недалеко от истины. Это стремле­ние, действительно, основано на древнейшей заповеди, кото­рую дал нам Господь еще через нашего отца по вере Авраама. Заповедь была дана Самим Владыкой как особое откровение тайны для будущего поколения в момент посещения старца Авраама Самим Богом, пришедшим в образе трех мужей (на мой взгляд, от этого ее важность только усиливается). Итак, Господь сказал: «Ибо Я избрал его <Авраама> для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним, творя правду и суд...» (Быт. 18:19). Мы непременно еще вернемся к разговору о правде и о суде. Но для того чтобы это сделать, нам необходимо сначала определить смысл прав­ды как таковой, который вложил в неё Бог, заповедуя нам через Авраама ходить путем Господним. Пока же давайте запомним эту «святую чету» суда и правды и условимся, что это и есть основные составляющие нашего пути в Господе.

«Дети! да не обольщает вас никто. Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он праведен» (1 Ин.3:7). Человек, идущий по пути правды, а следовательно, и творящий ее, является пра­ведником. Но, заметьте, апостол Иоанн именно в этом месте предупреждает нас об опасности обольщения, и это неслучай­но. Дело в том, что в таком щепетильном вопросе определения, кто есть праведник, существует очень много обмана и обольще­ний. Лукавый через разного рода ложные учения и откровения пытается навязать Церкви свое понимание праведной жизни человека, делая в основном упор на религиозность. Но, как мы знаем, делает он это не из благих побуждений, а для того чтобы совратить, сбить и запутать ищущих Бога людей. Лука­вый прекрасно понимает, что реальная угроза для его власти в этом мире исходит только от праведников, которые посред­ством своей веры побеждают дух этого мира. Ведь праведник не просто спасается, но возвещает и распространяет собой спа­сающую правду, выводя людей из царства тьмы в чудный Божий свет. Оттого Давид и восклицает: «Глас радости и спасения в жи­лищах праведников: десница Господня творит силу! Десница Господ­ня высока, десница Господня творит силу! Не умру, но буду жить и возвещать дела Господни» (Пс. 117:15–17). Только у праведника может быть та жизнь, которая будет ненавистна дьяволу, по­скольку праведник обладает настоящей радостью свободного, не порабощенного грехом человека, коим теперь невозможно манипулировать. Более того, у праведника есть вечное насле­дие Божье, которого сатана лишен навсегда и это его еще боль­ше злит. Однако самое опасное для сатаны — это то, что пра­веднику всегда благоволит Господь, десница Которого творит силу, что является мощным ударом по царству тьмы. Благодаря распространяющейся правде люди обретают свободу и власть, на которую лукавый не может повлиять, ибо путь таких людей выравнивает Сам Бог, как написано: «Путь праведника прям; Ты уравниваешь стезю праведника» (Ис. 26:7). Итак, идущего пу­тем правды Господь именует праведником, и только перед ним Он выравнивает все стези, дабы тот шел без препон, исполняя в своей жизни Божью правду. В чем же еще состоит прямота пути праведника, которым мы должны следовать? И как опре­делить, на том ли пути мы находимся или нет? Эти, а также многие другие вопросы мы и постараемся разобрать в этой книге.

Что интересно, можно найти немало определений значе­ния слова «правда». Все зависит от того, какую сторону этого вопроса мы хотим рассмотреть. Но ни в одном из этих значе­ний невозможно будет прийти к общему знаменателю, если мы не начнем с главного с того, что должно задавать тон всему нашему поиску правды. Давид писал: «Дело Его — слава и красо­та, и правда Его пребывает вовек» (Пс. 110:3). Говоря эти слова, Давид в своем размышлении о правде задевает исключительно то, что может принадлежать только Богу, ибо пребывает вовек. Однако для нас это не ново. Мы уже сталкивались с чем-то по­хожим у пророка Исаии (Ис. 56:1), когда говорили о втором значении слова «правда». Как в Псалмах, так и в книге пророка мы можем встретить немало упоминаний о правде, которой об­ладает Бог. В частности, Исаия, говоря о правде, в некоторых местах вдруг начинает использовать это слово в каком-то не­обычном смысле, например: «И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его — истина» (Ис. 11:5). Идет ли здесь снова речь о личности Иисуса Христа, как мы говорили выше? Вряд ли. Если быть более точным, то Христа правильнее будет называть Царем правды, или совокупностью совершен­ства, которое и вмещает в себя всю истину и правду. Как мы ви­дим, в данном изречении пророка истина и правда упоминают­ся в качестве конкретного аксессуара к одежде нашего Господа, представляющего собой пояс. Всем известно, что пояс служит для закрепления одежды на теле, чтобы она не распускалась и поддерживалась в надлежащем прибранном виде. Получается, что основная функция истины и правды — быть поясом в об­лачении Бога.

Что еще необычного о правде мы можем найти в Слове Божьем? «Облако и мрак окрест Его; правда и суд — основание престола Его» (Пс. 96:2). В этом случае правда вместе с судом выступают в роли основания престола Господа или, другими словами, в роли того, что поддерживает Его власть. Это не­маловажный факт, который мы обязательно разберем немно­го позже. Сейчас же хочу обратить внимание на то, что правда вновь оказалась в роли того, что поддерживает или в данном случае как бы несет на себе престол царствования Бога, давая основание тому, над чем восседает на Своем престоле Созда­тель. А восседает Он над делом Своих рук, которое есть слава и красота, как писал Давид.

Таким образом, невольно возникает вопрос: что может со­хранять от полного развала и хаоса всю эту красоту и славу, которую вдохнул Господь во вселенную, наполнив ее жизнью? Что, подобно поясу, удерживающему одежды, не дает разва­литься всему этому великолепию? Быть может, это Божья сила или Божья любовь, а, может, Его крепкая мышца? Также есть еще мудрость, святость, долготерпение и многое другое, чем обладает наш Бог. Да и аминь. Но все это не имело бы цели, если бы не один факт, предшествующий всему: БОЖИЙ ЗА­МЫСЕЛ. Только благодаря Ему все приобретает смысл и пред­назначение. Божий замысел — это то, что задумал наш Творец и воплотил в жизнь, поддерживая ее, словно поясом, на про­тяжении времен от преждевременного разрушения, которому подверглась вселенная из-за грехопадения человека. Замысел преследует высшую цель и придает всему значение. Без него нет никакой необходимости в жизни и смысла в развитии. Если даже на секунду предположить, что замысла нет, то тогда жизнь как среда для его воплощения моментально лишается своего права на существование. Ничего не пройдет и не разру­шится, пока не исполнится Божий замысел, или Господень со­вет, как окрестил его Давид в одном из своих псалмов: «Совет же Господень стоит вовек; помышления сердца Его — в род и род» (Пс. 32:11). Пророк же Исаия вторит ему: «...правда Моя пре­будет вовек, и спасение Мое — в роды родов» (Ис. 51:8). Божий замысел здесь выступает в роли надежного основания, которое пребывает вовек.

Однако многие могут поставить под сомнение этот замысел, указав на него, как на нежизнеспособную утопию. И они будут правы, если бы не одно «но»: Божий замысел был основательно испытан другим — альтернативным — способом, который был допущен Самим Богом в мир, сотворенный для человека. Дело в том, что, создавая человеческую природу, Господь заложил в нее несколько базовых принципов, на основании которых челове­ческая личность может существовать. Один из них — свобода. Если человек, действительно, был наделен свободным выбором, то, значит, что-то реально должно было удостоверить и подтвер­дить эту возможность. Такой альтернативой, как многие уже догадались, стало не просто дерево познания добра и зла, наса­женное Богом в Эдемском саду, но и сам змей как представитель иной точки зрения и другого пути развития. Господь сделал это сознательно, ибо не хотел, чтобы человек был бы вынужден «любить» Его, будучи обреченным всегда быть вместе с Тем, Кто его создал. И хотя человек поверил змею, я бы не сказал, что мы, равно как и Сам Господь, получили в итоге отрицательный результат. Бог предвидел это, поэтому Его замысел включал и такой путь развития свободной личности человека. Несомнен­но, в таких условиях жизненный путь стал значительно труд­нее: он принес боль и страдание как следствие неправильного выбора, и он же потребовал невинной жертвы Иисуса Христа ради нашего спасения. В то же время для людей, выбирающих Христа, этот путь через то, что произошло на Кресте, превра­щался в победу, потому что возвращал человека к Богу, делая его еще более сильным, чем он был до падения. Укрепленная испытаниями вера доказывала лишь абсолютную истинность Божьего замысла о человеке, потому что путь человека, вы­бравшего следовать за Божьей правдой, закалялся и приводил его к ее торжеству и вечной жизни со Христом. «О сем радуй­тесь, поскорбевши теперь немного, если нужно, от различных ис­кушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гиб­нущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1 Пет. 1:6,7).

Однако, признав точку зрения змея, большинство людей решили выбрать иной путь, который лишь мог увести от исти­ны, каковой является Сам Бог. Поэтому после падения человек стал волен не только трактовать по-своему Высший замысел, но и утверждать «собственную правду», зачастую с подачи отца всякой лжи, то есть дьявола. Именно тогда, в свете всего слу­чившегося, начиная с самого первого искушения, и обозначи­лась Божественная правда, в которой стала нуждаться попран­ная ложью истина. Все коварство лжи заключается в том, что она придумана дьяволом ради того, чтобы встать на позиции Божьей правды, заместить ее и утвердить свое новое видение той падшей действительности, которую еще на Небесах воз­намерился установить люцифер. Но, как мы уже отмечали, у Бога для такого случая было решение, ведущее к торже­ству Его правды. Более того, оно в конечном итоге оказалось даже превосходнее, потому что всем известно, что намного драгоценнее оказывается то, что было проверено и испытано, чем то, что не проходило проверки, о чем и говорил нам апостол Петр (1 Пет. 1:6,7).

Следовательно, Божья правда — это и есть Божий замысел, в свете которого выявляется истинный ход действий человека, который может идти или не идти согласно той правде, которую положил ему Бог. «Научи меня, Господи, пути Твоему и наставь меня на стезю правды...» (Пс. 26:11). Давид просит, чтобы Го­сподь научил его такому пути, который бы не противоречил тому, что Он задумал для его жизни в контексте Своего общего замысла для торжества Божьей правды. Исходя из этого, мож­но смело заявить, что существует не только глобальный кон­текст правды, но и частный, относящийся к каждой отдельно взятой жизни. Это тот самый путь правды или, проще говоря, правда, которую Бог положил исполнить каждому. При этом происходит некая фрагментация Божьей правды на отдельные ее составляющие, подобно мозаике или разноцветным кусоч­кам общего рисунка ковра. Бог как бы разложил исполнение Своего замысла на компоненты, поручив каждому выпол­нение своей собственной части на этом большом пути, при этом на Себя Он взял самое трудное и ответственное дело. Из этого следует, что могут существовать как мелкие, так и бо­лее крупные участки положенной всем и каждому в отдельно­сти правды. Трудно однозначно ответить, от чего это зависит. Единственное, что можно с уверенностью сказать — это то, что Сам Господь устанавливает эту зависимость. Человек же, соглашаясь или не соглашаясь на этот путь, определяет тем са­мым свое положение как на самом рисунке ковра, так и вне его (в том случае, если его путь противоречит Божьему замыслу). На величину компонентов рисунка, из которых состоит Божья правда, влияет как сила призвания одной личности, — тогда это может выглядеть, как один большой цветок в композиции всего ковра, так и сила призвания определенного количества людей, — в этом случае это будет крупный разноцветный ор­намент, коим в Божьем замысле могут стать и семьи, и церкви, и целые народы. Ярким примером этого может служить народ Израиля, который Господь с самого начала создал для явления Своей правды: «Послушайте Меня, знающие правду, народ, у ко­торого в сердце закон Мой!» (Ис. 51:7).

Как у любого живого существа, растения или вещи, сделан­ной руками человека (например, инструмента), есть свое соб­ственное предназначение, то, ради чего они созданы, так и у человека, есть свое собственное призвание. Просьба при этом не путать призвание с правдой, потому что призвание ограни­чено лишь определенной сферой деятельности человека и яв­ляется хоть и основной частью, но только частью всего пути под названием правда. Но мало лишь знать и исполнять то, к чему мы были призваны. Согласно словам пророка Исаии, у людей, знающих правду, в сердце заложен закон Божий. А за­ложен он может быть только ради одной цели — полного на­шего соответствия Божьим требованиям на всяком месте и во всякое время, даже когда мы находимся вне зоны действия на­шего призвания, о чем мы еще обязательно поговорим в конце книги.

Правда затрагивает абсолютно все области жизни человека, показывая то, что Господь ожидает увидеть от нас. И у каждого в силу индивидуального призвания и личных особенностей она должна быть своя. «Когда я взываю, услышь меня, Боже правды моей!» — говорит Давид (Пс. 4:2). Правда, определенная Богом для каждого человека, является эксклюзивной и одновременно гармонично вписывающейся в общее движение других людей, следующих ее путем. Именно по этой причине господином и царем моей правды не может быть мое собственное «я». Им должен стать только Бог, на что указывал Давид. Однако это практически невозможно, если мой бог не Иисус Христос, и уж тем более недостаточно только называться верующим. Та­кое положение не дает автоматического исполнения правды. Правду не взять так просто с потолка, и путь самому себе не выдумать. Все это рано или поздно развалится, потому что не будет соответствовать высшему замыслу Творца. Поэтому что­бы правда стала моей, необходимо прежде, как пишет Давид, начать искать и взывать к Нему как к Богу моей правды, чтобы в конце концов найти свой путь и исполнить тем самым Его волю. Давайте немного расширим наши поиски и ответим на встающий перед нами вопрос: что значит искать Господа и взывать к Нему?